Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Ниша для ностальгии

Интервью с Владимиром Ананичем, президентом Акционерного общества «Телекомпания «Ваше коммерческое телевидение» (ВКТ), председателем Совета Фонда поддержки рекламопроизводителей, основателем ММФР.

Информационных поводов для этого интервью несколько. Один из них: исполнилось 50 лет Владимиру Ананичу — человеку, придумавшему Московский Международный фестиваль рекламы и со дня сотворения этой самой рекламы в середине девяностых председателю совета Фонда поддержки рекламопроизводителей.

Другой повод: юбилей у Владимира Ананича, профессионального киношника-документалиста, запустившего 12 каналов, из которых три — в его непосредственном управлении. Включая канал «Ностальгия».

Перестройка, перестроечная реклама, перестроечная тележурналистика — уже история, «ниша», периферия. Ананич — из тех, кто варился в том горячем бульоне переживаний, открытий, ошибок. Нишевой продукт на нишевом канале — «Ностальгия» претендует на настоящего, живого, думающего зрителя, мечтая, как все телеканалы, сделать его массовым. Именно это, считает Ананич, сегодня нужно продвигать. Как? — наш третий информационный повод, а также повод поразмыслить о том, каким вообще стоит быть телевидению и рекламе.

- Что показывает «Ностальгия» и для кого предназначен канал? Это модные сейчас старые фильмы, как на «Звезде», или ретро-дизайн, как в передаче «Москва, инструкция по применению»?

- «Ностальгия» — кабельный, нишевой канал. Ностальгия — это воспоминание о молодости, о том, как мы любили, творили, чудили. Вместе с любимыми музыкантами, актерами, с властителями душ нашей юности мы совершаем путешествие в прошлое. И делаем все, чтобы оно было приятным.

Наш исторический диапазон — с шестидесятых до середины девяностых — время расцвета и краха СССР. В новом телевизионном сезоне у нас много премьер: «До и после» с Владимиром Молчановым, «Было время» — это аналитическая программа, которую ведут все значительные звезды ТВ конца 80-х годов — Мишина, Ханга, Доренко, Набутов и др. Дмитрий Дибров делает уникальную музыкальную программу «Битломания». Хочу подчеркнуть, что все это — авторские программы, а не голая документалистика. «Ностальгия» — для тех, кому есть, что вспомнить.

- И все эти авторы, как стреляные гильзы, будто разом выпали из нынешней телеобоймы...

- Эти авторы не выпали из обоймы. Они остались культурным пластом нашей жизни, но их востребованность в телеэфире по понятным причинам уменьшилась: они не вписались в модный нынче развлекательный формат. Сегодняшнее телевидение полностью отказалось от просветительской функции, что мы активно и пожинаем. А плеяда «преестроечных журналистов» — сплошь личности, с собственным взгядом на жизнь, позицией, философией, харизмой... Это суперэлита.

- «Ностальгия» — своего рода реабилитация суперэлиты?

- Скорее, реклама. Мы хотим показать, что тот или иной талантливый человек состоялся, несмотря ни на что. Поэтому тонус наших программ очень жизнеутверждающий.

- А что за тонус у вашего просвещения?

- Наш основной политический лозунг — толерантность. Толерантность к любым, в том числе разнополярным, мнениям и проявлениям идеологической агрессии. Мы все-таки должны осознавать себя единой нацией, единой культурой, а не давать информацию избирательно — как это существовало в Советском Союзе. Поэтому на канале присутствует...

- Доренко...

- И скандальный Доренко, и Сева Новгородцев, который во времена туманной юности просвещал нас «Свободой»... У нас можно увидеть и диссидента, и представителя высшей партийной номенклатуры. А услышать — «Течет река Волга» в исполнении Людмилы Зыкиной и песни Led Zeppelin и Doors, потому что это — один временной отрезок. Что-то мы слушали по радио, что-то смотрели по ТВ, что-то покупали из-под полы... Зыкина, между прочим, пела с «Биттлз»! А Людмила Сенчина («хоть поверьте, хоть проверьте») не только исполняла песни «Биттлз», но и дружила с Йоко Оно, и даже гостила в ее квартире! Некоторых героев, музыку которых мне привозили, помнится, из-за кордона на виниловых пластинках, я впервые увидел на своем канале.


Словом, «Ностальгия» дает не только возможность вспомнить себя молодым, но и кое-что узнать.

- Когда я была маленькая, я терпеть не могла советскую эстрадную школу — все эти громогласные штампы с ура-текстами и бесконечными завываниями в финале. Но все познается в сравнении. И я частенько ловлю себя на мысли, что готова обменять на любой из этих «гимнов» все наши современные «римейки» и «рингтоны», вместе взятые. Все-таки советская школа учила петь, играть и думать над смыслом слов, путь даже эти думы были строго ограничены. Может быть, поэтому для меня Людмила Зыкина и Doors в какой-то степени равновелики — как водка «Пшеничная» и сигареты «Мальборо». А вашего зрителя не тянет назад, в «совок»?

- Мы ни в коей мере не призываем вернуться в Советский Союз, хотя многие вещи мы сознательно показываем без купюр, будь то вручение четвертой звезды Героя Советского Союза Леониду Ильичу Брежневу или митинг советской молодежи с призывами «Все на БАМ!».

- Расскажите об аудитории «Ностальгии». Она такая же узкая, как ваша ниша?

- Ни в коем случае. Все-таки мы имеем дело с телевидением, основная миссия которого — экспансия в широкие массы. Мы не можем существовать для какой-то узкой аудитории, хотя такая тенденция, безусловно, есть. Но зрителя «Ностальгии» невозможно вычислить по возрасту, карману или другим социодемографическим характеристикам. Могу сказать, что он — хороший, доброжелательный, умный и образованный. Конечно, у каждой аудитории своя цель. У молодежи — чисто образовательная. Нас смотрит почти вся элита — вспоминает, анализирует... Есть замечательная старушка — фанат «Ностальгии». Недавно делали передачу с Дибровым, «Битломанию», и нам позвонили, что один пожилой зритель умер, сидя перед телевизором за просмотром нашего канала.

- Теперь расскажите, как вы продвигаете свой нишевой канал.

- Я был одним из первых, кто открыл нишевое телевидение в России. Я запустил 14 каналов. Тремя из них я сегодня руковожу: «Русский мир», «Кто есть кто» и «Ностальгия». «Русский мир» появился в Америке — именно с целью выйти на российский рынок.

«Кто есть кто» — самый молодой канал. Здесь мы рассказываем биографии людей, оказавших большое влияние на мировую культуру и особенно на нашу.

- Политики среди них есть?

- Да, конечно, правда, сегодня ни один политик не решается, что называется, публично раздеться. Это вам не девяностые, когда все знали все про всех.

Так что пока большинство наших героев — люди культуры, искусства или просто интересные персонажи.

Юра Шатунов, например, из «Ласкового мая»... Он просто изменил нашу молодежь одним махом...

Юре место — на «Ностальгии», все-таки «Ностальгия» — канал ощущений, а «Кто есть кто» — чистая биография.

- Вы рекламируете канал?

- К сожалению, на сегодняшний день реклама слишком дорогое удовольствие, да и неактуальна она пока. Для нас главное сегодня — успешный контакт с кабельными провайдерами — менеджерами, которые принимают решение, ставить ли канал в свою платформу, свою кабельную сеть...

- Это трудно?

- Нелегко. Прежде всего, трудно конкурировать с «клонами». К сожалению, идею защитить невозможно, и как только я сделал «Ностальгию», буквально через пару лет появилось множество каналов с идентичной сеткой вещания. Самое обидное, что наши каналы выкладывают большие деньги за импортный креатив, а то, что придумывается здесь, у нас, не получает никакой поддержки и спокойно разворовывается.

- Но ведь вы набиваете сетку эксклюзивным мясом — авторские программы монстров перестроечного ТВ чего-нибудь да стоят!

- Да, они стоят дорогого, но кабельный провайдер не склонен глубоко «въезжать» в содержание — такова, к сожалению, наша российская ментальность: ему все равно, какое ретро, главное, что у него уже есть «что-то подобное».

- И что приходится делать? Применять внеэкономические меры?

- Нас выручает репутация «пионера» и стаж на рынке. Надо сказать, что сейчас Россия входит в формат цифрового телевидения. Через 2–3 года большинство населения будет иметь возможность получать до 100 цифровых телеканалов. Есть социальная программа раздачи приставок малоимущим гражданам. Но я вас спрошу: сколько в среднем человек смотрит телевизор в день? — Порядка 2,5–3,5 часов. А сколько лидеров телесмотрения у него? — В основном, не более 6 каналов. Все остальное он просто, перелистывает». Как вы думаете, если человек получает 50 каналов, сколько будет лидеров?

- Наверное, тоже шесть?

- Верно, и если 100 каналов, то тоже 6. Провайдер, который продает пакет, эту тенденцию хорошо знает. И важность его решения повышается в десятки раз. Как и решения чиновников, раздающих приставки.

- У вас все шансы попасть в государственную программу — вы «пионер», у вас эксклюзивный контент и, наверное, неплохой рейтинг?

- Пока «Ностальгия» пользуется наибольшим спросом. Хорошо, что нас включило в свою платформу НТВ+, у них все-таки самая продвинутая и обеспеченная аудитория. За счет нее «Ностальгия» получила мощное распространение. Те, кто не приобрел пакет, были вынуждены покупать другие — у других провайдеров.

- Ностальгировать можно пока только оптом с чем-то еще?

- Пока только оптом.

- И сколько стоит для среднего россиянина вспомнить молодость?

- Сложно сказать... Зависит от пакета. Сумма колеблется от 100 до 300 рублей в месяц. Мы получаем где-то 1,5–2 рубля.

- А как поживают ваши журналисты? Соответствует ли их продвинутость их обеспеченности?

- Наши звезды очень благосклонно относятся нашему каналу. И принимают не коммерческое, а нравственное, просветительское и гражданское решение.

- Что ж, ситуация для них привычная. А между тем вторую жизнь получают сегодня не только звездные журналисты, но и звездные фильмы. В отличие от первых, это — римейки. Как вы относитесь к «Иронии судьбы–2»? Вообще к приставке «Два»?

- Это как раз та сфера, где жалеешь, что хороший продукт буквально заменяется его продвижением. Этот тренд мне очень неприятен. Почему-то фильмы, которые мне нравятся, денег не собирают. Но это беда мировая. Почему у «Биттлз» каждая песня — хит? Не было раскрутки, надо было брать живым концертом, да и не было таких альбомов, чтобы раскрутить один хит и на нем продвинуть весь продукт.

- Но массовый продукт берет массового же зрителя: 20 на 80, по формуле Парето — соотношение качества и мусора.

- Не соглашусь. Ведь «Ирония судьбы» — настоящий блокбастер! Плохой массовый продукт — это как любовь с проституткой. Сначала — восхищение, а потом — глубокое разочарование. Но наша жизнь и так — дорога разочарований, так зачем же увеличивать их число? Надо, наоборот, заряжать духовностью и радостью жизни. Увы, сегодняшняя массовая тенденция — это тенденция нелюбви к своей жизни. Кинозритель не заряжается, а лишь разочаровывается.

- Многие артхаусные режиссеры терпеть не могут хэппи энда...

- Ну, знаете, наличие хорошего конца не обязательно означает плохой продукт.

- Раз уж мы о хэппи энде, давайте и о рекламе немножко. Ведь идет вторая волна ретро в рекламе. Вы заметили?

- Заметил. Первым был, кажется, ресторан «Петрович», потом, возможно, мой «Чай со слоном» — мне заказали этот ролик как раз после дефолта. На «Ностальгии» я сделал несколько передач, приглашал Грымова, собирал рекламную тусовку. Там, где это корректно, мы оставляем старые рекламные паузы... А сегодня появилась мода использовать старую музыку в роликах. Это меня иногда ужасно бесит. Вот, например, в одном из роликов о Сбербанке звучит песенка «Веришь мне или нет?» гениального Рыбникова на стихи Кохановского из кинофильма «Большое космическое путешествие». Я против такой игры на человеческих чувствах, на воспоминаниях детства. Ностальгией как-то очень нехорошо сейчас торгуют, и это обидно. Это касается вообще нравственных норм в рекламе...

- Сегодня многие считают безнравственными голые попы на экране, в том числе и в роликах...

- Мы — поколение стебщиков, много шутили и смеялись в свое время над режимом. Я придумал слоган «Мы обуем всю страну!». Но даже соленую шутку можно отвесить вовремя и к месту. Хуже, когда подменяются ценности. Когда девчонка должна верить, что без пасты «Блендамед» ее не полюбит принц. Есть ценности, которые нельзя трогать, и любовь к ним относится. Между прочим, я наблюдаю тенденцию: многие режиссеры, ушедшие когда-то в рекламу, сегодня вернулись обратно.

- К пятидесяти годам... С юбилеем Вас, Владимир Юлианович! Оглядываясь назад, ностальгируете?

- Ностальгирую — по жизни. По ярким, искренним, талантливым парням, которыми мы были тогда. Мое поколение мне очень нравится: мы успели образоваться и состояться при «социализме», глотнуть свободы и рвануть вперед при «капитализме». Даст бог, проживем и третью жизнь, не менее интересно.

Юлия Квасок

Читайте также

Metroполия в Москве

Париж-Мумбай

Удачный альянс 1

Тайлер на разогреве

Бабло победит зло

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]