Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Тайлер на разогреве

После Владимира Ананича, продвигающего неофициальное ТВ, и Антона Мазурова - промоутера кино-артхауса всея Руси, дошла очередь и до популярной музыки. У нас в гостях - генеральный директор МИА «Кушнир-Продакшн», гуру отечественной рок-журналистики и крестный отец множества культовых рок- и поп-артистов - Александр Кушнир.

- На заре новорусской эры Вы продвигали аутсайдеров — «Аквариум», «Вопли Видоплясова». Затем пришло время певцов-победителей: «Мумий-Тролля», Земфиры… Так, по крайней мере, вы пишете в своей книге «Хедлайнеры». Что творится сейчас и кто ваши подопечные?

- Сегодня аутсайдер и победитель — не есть последовательно сменяемые маски. Сегодня можно быть победителем, но аутсайдером. И аутсайдером, но — победителем. Если артист независимый, его единственный критерий — общение с Богом. Если человек клубный, можно говорить о том, сколько продано билетов. Одна из лучших питерских групп сегодня — «Текила-Джаз» в одном из лучших клубов — Б2 в праймтайм собрала 70 человек. Это катастрофа? С какой стороны посмотреть. Для ребят это победа, потому что они сыграли гениальный концерт, а для нас это — поражение, потому что среди нас не нашлось ценителей сложной и хорошей музыки. Все сегодня очень индивидуально.

В детстве мы могли идти по улице и читать вывески «Ими гордится район», в рок-музыке так не получится. Для кого-то критерием успеха будет игра на всех фестивалях: на «Крыльях», на «Нашествии», на «Максидроме», еще на каком-нибудь говне, а другие, как Земфира, принципиально не хотят уподобляться стаду.

Мы сейчас раскручиваем очень талантливую девушку — Таню Зыкину, так вот, я буду стараться, чтобы она минимально играла на фестивалях. Потому что это как групповой секс, это не всем нравится. Вы хотите послушать артиста, приходите на сольный концерт, да, там будет много народу, там будет ажиотаж, но вы сможете сконцентрироваться на конкретном артисте. Там не надо с матом менять свет, звук и так далее… Поэтому понятие «победитель» — относительно. Либо вы — камерная индивидуальность, либо вы — панк, эмо, хард метал и вам нужна тусовка, а не музыка.

Еще пример: у одной из лучших рекорд-компаний «Мистерия звука» был подлэйбл, который издавал давно забытую некоммерческую музыку, такую как, например, гениальный украинский «Коллежский Ассесор». В России было продано не более 200 пластинок. А в Англии и Америке не растут такие качественные травы, как на Украине, и сознание музыкантов там не так расширено, и такого креативного мышления в оформлении дисков, как у этих ребят, там нет. Эти пластинки уникальны не на европейском и не на американском, а на мировом уровне. Но их покупает 200 человек. Либо ты поешь рядом с Таисией Повалий, либо ты играешь для 70 зрителей. У каждого свой выбор. Next question!

- Украина — отдельная песня. А российского рока, говорят, и нет. Гребенщиков — российский Боб Дилан, Глюкоза — Guarilla и так далее… Китайский Adidas…

- Боба Дилана наши артисты воспринимают с юмором, как прогноз погоды, — там Дилан — и у нас Дилан. Но не все так плохо. Наша «Тату» добилась четвертого места в британском национальном хит-параде. Национальная гордость — электронный дуэт ППК, всемирно известный! В недавней «Афише» в «Итогах года», посмотрите, вышла статья о том, как Земфира красиво отказалась от супершанса выйти на западный рынок. Человек хорошо знает, чего хочет!

- Но на российском рынке быть победителем несладко. Как избежать нищеты и иметь возможность свободно творить для своей аудитории?

- Это очень сложный вопрос. Тане Зыкиной сейчас лет 25, а сочинять она начала с 17. Ею занимались свердловские продюсеры, и за 8 лет не суметь продать новую Земфиру и даже просто не показать ее людям — это факт вопиющей бесхозяйственности по отношению к таланту. Что делать? — Отвечаю. Когда вступает в бой Второй Белорусский фронт, он задействует все силы: и зенитки, и «катюши», и авиацию, и артиллерию, и танки, и пехоту, и разведку со снайперами. Сегодняшний артист в Европе, в Америке, в России, на Украине — это верхушка айсберга, на него работает целая команда: импресарио, продюсеры, промоутеры, пиарщики, директора, администраторы, звукорежиссеры и так далее. Так вот, вся команда должна работать скоординированно, в едином ключе, с единой тактикой и стратегией. Самое важное, чтобы люди четко знали, чего они хотят, зачем им все это нужно и что конкретно надо сделать.

- А что требуется от самого артиста?

- Как это ни банально, в первую очередь — выложиться. Если он выступает перед публикой, надо выступить так, чтобы ни у кого вопросов не оставалось. Два месяца назад Таня Зыкина выступила в одном из лучших питерских клубов в самом центре города. Мы приезжаем, все билеты проданы, два биса. После концерта — очередь журналистов за интервью. Директор клуба сам подходит к нам и говорит: не будете ли вы так любезны сыграть у нас в феврале, а если вы будете заняты, то в марте? Почему? Я что, ему мозги промывал, занимался с ним любовью за кулисами? — Нет, девочка вышла, и за 3 часа — у всех взорвана крыша и снесена башня. И никакой «Кушнир продакшн» тут не нужен! Мы можем подсказать и посоветовать: порядок песен, простая режиссура — финал, кульминация, развязка, какие-то реплики между песнями, свет, причем не обязательно всему этому прямо следовать. Но поймите, если песни — говно, то каким бы креативным ни был свет, запах все равно останется. Резюмирую: первое, что требуется от артиста — дать лучший в своей жизни концерт.

Второе: если артист выпускает альбом, желательно, чтобы альбом был концептуальным. Как «Икра» у «Мумий-Троллей», как «Ворона» у Линды, как «14 недель тишины» у Земфиры, как «Декаданс» у «Агаты Кристи». Это должно быть загадочное облако, чтобы вопросы сыпались, как из рога изобилия: почему у альбома такая обложка, почему эта песня первая, а та — последняя, а что это за странное оформление буклета? То есть это должен быть такой духовный магнит, причем — дорого оформленный. Его должно хотеться подержать в руках, подарить любимому человеку!

- Но ведь альбом — продукт коллективного творчества?

- Все зависит от отношения к жизни и внутренней свободы. Кто-то может «лечь под лэйбл» и делать все «под диктовку», кому-то нужны советы продюсера, а кто-то вообще все делает сам.

А теперь — третье, и самое главное для артиста: у него должен быть хит! Хотя бы один. И пусть говорят, мол, этот артист — однодневка. Так говорили и про Лагутенко, и про Земфиру… Пусть все начинается именно с таких вот обвинений, но если есть хит, с ним куда легче работать.

- Концерт, альбом, хит — это три источника и три составные части творческой индивидуальности певца?

- В общем, да, каждую неделю у нас проходит мониторинг ЖЖ о той же Зыкиной, там, на интимных территориях люди пишут о своих впечатлениях — о том, что их цепляет — мелодия, текст, аранжировка. А иногда это прикольная картинка на альбоме, как у наших подопечных Quest Pistols. Об артистах, пожалуй, все.

- Теперь — о пиарщике.

- Под пиаром мы подразумеваем эффективное формирование общественного мнения. Пиарщик создает репутацию артисту, продавая его «оболочку». В этом смысле мы не сильно отличаемся от отдела упаковки какого-нибудь молочного завода. Мы редко вмешиваемся в процесс творчества. Но мы делаем так, чтобы у артиста появилась аудитория. Соответственно, первоначально мы вычленяем изо всех материалов то, что составляет его уникальность. И далее, с помощью медиа-средств и дара личного убеждения пытаемся показать ее журналистам.

- Дальше Второй Белорусский фронт?

- Да. Все рецепторы должны действовать одновременно. Желательно, чтобы артисты, особенно начинающие, играли максимальное количество промоконцертов. Везде, где только можно. И на эти концерты надо водить людей — журналистов, представителей музыкальной индустрии и всяких смежных отраслей. Цель — выйти на уровень устной молвы. В феврале год, как Зыкина в Москве, и за этот год она сыграла около полусотни камерных, нигде не афишируемых, но искрометных промо концертов, на которых побывали практически все журналисты и представители шоу-бизнеса. Ажиотаж начался, когда лэйблы выстроились в очередь и предлагали контракты, начиная от стартовых (в четверть или полмиллиона долларов) и заканчивая контрактами на 49 лет. Это и было переходом количества в качество.

- Иным способом ведь тоже можно «засветиться»?

- Конечно. Можно тусоваться на фестивалях, как я уже говорил, можно пробиться на концерт эстрадной песни в День города и всех там замочить, кинуть в толпу джинсы, затем трусы и т.д.

Но давайте продолжим. С большой тщательностью, как это делает, врач, надо отобрать несколько песен, желательно разных (пусть альбом будет эклектичным), но показывающих артиста с разных сторон.

И еще раз — об оформлении альбома. Мне приходят десятки безалаберно оформленных альбомов. Это очень плохо. Нельзя экономить на количестве и качестве промоматериалов! Для Зыкиной мы сделали металлическую монохромную коробочку. На ней ничего не было написано, она напоминала довоенную пачку «Беломора», просто руки чесались открыть! Внутри — голубая пластинка и надпись «Зыкина». И косой знак то ли восьмерки, то ли бесконечности. Фиг чего поймешь! Ни контактов, ни телефонов, ничего. Но песни настолько сильные и красноречивые, что говорят сами за себя!

- На саммите брендов-лидеров Вы рассказывали о том, как трудно было бы сегодня составить промо-оппозицию «Фабрике звезд», если бы ни Интернет…

- Да, в период экономической дестабилизации Интернет — главный канал продвижения. Здесь можно запускать дешевые рекламные клипы вроде «Гитар» Петра Налича, Сявы «Бодрячком ребята, бодрячком», Воронова «Белая стрекоза любви» — под миллион скачиваний… Вирусный ролик должен быть таким, чтобы его хотелось переслать другу. То есть это должно цеплять — тут может быть и шутка, и провокация, и прикол… На западе таким образом продвинулась куча групп, начиная с Arctic Monkeys и заканчивая Full out boy. Я сейчас самые, так сказать, дебильные примеры привожу. Но труднее всего такую «дебильную» вирусную идею придумать! Хороший продюсер ассоциируется у людей с фамилиями Фадеев, Матвиенко, музыкальный пиар — с «Кушнир Продакшн», не секрет, что на всю Россию есть всего два оператора You-Tube и My Space — это вообще монополия. А человека-бренда, который был бы известен тем, что печет «вирусы», как пирожки, нет.

- А рекламные агентства, которые предлагают услуги вирусного маркетинга, разве в этом не помогают?

- Может быть, они и думают, что помогают, но я-то сужу по результатам… Те артисты, о которых я сказал, придумали эти истории сами.

- Что же делать артисту и пиарщику, если с фантазией беда?

- Можно писать все свои концерты на какую-нибудь недорогую камеру. Обязательно возникнет момент истины — или хорошо сыграется какой-то пассаж, или фанаты будут орать… Эти маленькие кусочки и можно вывешивать в качестве клипов.

- Может быть, поможет собственный сайт?

- Сайт, по идее, должен быть, но это уже — вчерашний день. Как, впрочем, и «Одноклассники». В основном масса рок- и поп-артистов общаются со зрителями «В контакте». И если у артиста этот ресурс активный, это хорошо. Впрочем, все зависит от темперамента. Если для него это органично, он не развалится посидеть пару часов вечером — почувствовать фактуру. Пока Мадонна не ленилась, у нее был весьма живенький ЖЖ, правда, у меня такое ощущение, что вместе с ней там писали как минимум еще двое помощников.

Всегда прекрасно работает такая форма, как розыгрыши и призы — так называемые «кроссворды» или «угадай мелодию». В качестве призов — очень ограниченное, не больше 10, количество проходов на концерт, ужин со звездой, приглашение в тур, пребывание в течение всего концерта за кулисами — чтобы дать возможность увидеть «кухню»… Хотя, признаться, сам я — не большой фанат и знаток Интернета и делаю ставку все-таки на традиционные носители: телевидение, радио, прессу и т.п.

- Тогда давайте продолжим о продвижении офф-лайн.

- Очень важный момент — шоу-кейс. Нечто, после чего пойдет шум. Первый концерт Зыкиной был очень ярким и проводился он в маленьком закрытом рок-нолл пабе. Получилось так, что в этот же день выступала малоизвестная в Москве и хорошо известная ыу себя на родине американская рок-группа Aerosmith. Мы рискнули, решив, что раз вся богема придет слушать эту группу, то она не откажет же Кушниру! И вот вся эта толпа — президенты лэйблов, звукозаписывающих компаний, промоутеры, поэты, журналисты — двинула на концерт Тани Зыкиной! Я не знаю, есть ли кто в Москве еще такой наглый, как «Кушнир Продакшн», заставивший самого Стивена Тайлера работать на разогреве у российской девчонки! Паб располагался в здании кинотеатра на Дубровке, народ был заинтригован, в результате мы обеспечили такую «явку», которая не снилась ни одному начинающему артисту. И это при нулевых затратах! Но это все, что называется, от мозгов. Дальше случилось то, что никакими мозгами не просчитаешь. Один из известных журналистов ИД «Коммерсант», напившись «в ноль» на предыдущем концерте, начинает выступать с дурацкими репликами. Таня, с восьмилетним опытом работы на телевидении и радио, начинает парировать и буквально «размазывает по столу» маститого журналиста. «Как она его сделала!» — говорят вокруг. И вот вам — незапланированный PR!

- Еще о шуме?

- Можно. Все мы любим посылать друзьям новогодние открытки. «Кушнир» делает лучше: производится очень качественная съемка с концерта, из которого вынимается кадр — красивая «напоминалка» о том, как журналист провел концерт.

Или, например, подходят после концерта представители прессы и спрашивают: а где у этой девушки пресс-релиз? А нет пресс-релиза, я — пресс-релиз! Захочешь узнать побольше — звони. Увидели, что это круто, теперь сидите и думайте, хотите ли вы кому-то помогать, или вы до конца своей жизни будете писать о концертах Коли Баскова? Человек со здоровой психикой через день-два после концерта или после получения открытки обязательно позвонит и спросит, нельзя ли прийти с друзьями из редации на следующий концерт… И вот уже пошла волна…

- Шум как подготовка почвы? А дальше?

- Да. Потом в какой-то момент подпольные концерты прекращаются и говорится: стоп! Теперь начинаются официальные выступления! Тут надо заранее запланировать концерт, чтобы попасть в толстые журналы с двухмесячным редакционным циклом. В еженедельники, газеты, Интернет. И опять же, я не поклонник обмена баннерами. Зато косвенный пиар — абсолютно атомная вещь. Представьте, у какого-то артиста берут интервью, и он в этом интервью упоминает в позитивном контексте вашего артиста. Или журналист в тексте о каком-нибудь ярком явлении упомянет вашего артиста как нечто равноценное. Так, например, Таня Зыкина была упомянута в рецензии на «ДышДыш». Еще приятно попасть в какую-нибудь обзорную статью, «итоги года». Так, Таня Зыкина в числе пяти лучших исполнителей попала под номинацию. «Прорыв года» в «Московском Комсомольце». Но вы еще не видели февральских номеров журнала Elle и «Собаки Ру» где молодой продюсер Игорь Матвиенко берет интервью у Тани Зыкиной! Вот это хороший креативный ход. Видно, что люди думают головой!

- А как насчет провокаций?

- Пожалуйста. По какой-то ментальной интертности украинских продюсеров у нас пока не получилось сыграть в тамошних клубах. Мы запустили в украинском Интернете выдуманный «квартирник» Тани Зыкиной со множеством восторженных комментариев в блоге. Интернет-языком, естественно и правдоподобно о том, что единственным недостатком концерта была духота и теснота (реплики взяли из отзывов о каком-то малоизвестном концерте).

- Вы все рассказали?

- Нет, процентов 50, галопом по Европам…

- И дорого сегодня — стать победителем?

- Чем известнее артист, тем дешевле. Чем неизвестнее, тем дороже. Достаточно дорога такая штука как ребрендинг. Катю Лель вот воскрешали недавно.

- А что труднее всего продвигать?

Мы можем себе позволить не брать «безнадежных». Часто безнадежна эстрада. Трудно с шансоном, потому что шансон как правило — это деньги «братков», и ничем нельзя доказать, что о нем могут быть и «неблатные» публикации. С прямолинейным и туповатым хард-роком какой-нибудь пятой редакции группы «Ария» тоже нелегко.

- Стало быть, ваш конек — клубная музыка?

Нет, по-разному. Есть очень пошлая электроника и очень кайфовая поп-музыка. Мы летом работали с новой программой Насти Стоцкой, к которой я, признаться, относился с большой долей скепсиса, а она в 26 лет взяла и запела фанк, и все, и офигеть, и круто, и массу удовольствия получил! Хорошая, ищущая артистка.

- Значит, без пиара никуда?

Почему — никуда? Можно продолжать играть перед 70 человеками в клубе Б2. За «Текила-Джазом» не стоит Второго Белорусского фронта. Не стоит заявление Бориса Гребенщикова о своем «последнем концерте». Или о первом концерте в Москве — большими белыми буквами на черном фоне. А то бы сразу начали звонить, спрашивать: «Почему последний?» «А почему первый, я ведь был на пяти предыдущих?» — «А пять предыдущих были говно, вот сейчас мы сыграем настоящий концерт!» Last question!

- Кризис не затронул «Кушнир продакшн»?

- Не знаю, о чем вы. Кризис — время для умных. Послезавтра у меня 150 резюме. Отберем двадцать. Из них останется два. И начнем работать.

Юлия Квасок

Читайте также

Metroполия в Москве

Париж-Мумбай

Удачный альянс 1

Бабло победит зло

Ниша для ностальгии

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]