Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Президент-император-генсек

Человечество и человек планируют развитие, накапливают и передают опыт посредством символов, символических образов и смыслов. В основе развития сообществ - создание, разрушение, модификация символических моделей развития на основе рациональных, эстетических и этических подходов - для разрешения накопившихся противоречий.

Любое сообщество знаково-символически связано с опытом прошлого и с опытом других сообществ. Технологии символического обмена, социальной «генетической инженерии» совершенствуются в связи с общим междисциплинарным научно-технологическим прогрессом. Если в начале XX века селекция живых организмов занимала годы, десятилетия, то в конце XX века генная инженерия — операции с генами как носителями информации в живых организмах, позволяет создавать новые организмы с заданными свойствами в краткие сроки. Метафорически символы, используемые в социальной жизни, — это гены, образы и смыслы определенного опыта. Операции с символами в социально-политической сфере приводят к созданию сообществ с новыми заданными качествами, хотя итог такого синтеза иногда бывает непредсказуем.

Попытки разнообразного синтеза опыта человечества с разнообразной иерархией осуществляются постоянно, при этом иностранные символические веяния как правило переводятся в более доступные для понимания отечественные символические матрицы. То, что не удалось сделать, например, в России в 1917 году — создать синтез «имперского», «советского», «президентского» (буржуазно-демократического) начал, удалось сделать в конце XX — начале XXI века с использованием символов, с применением технологий глобального обмена символическим капиталом, включая СМИ и финансовые институты. В СССР в основном синтезировали «советский» и «имперский» опыт, достаточно обратиться к динамике гимнов — от коммунистического «Интернационала» к «Союзу нерушимому...» с почти императорским возвеличиванием Сталина и имперского центра — «...сплотила навеки великая Русь». Дискредитация главного лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» с построением Берлинской и прочих стен также предрешили распад СССР, государства, не имевшего в названии географической привязки. К «имперско»-советскому» синтезу лидеры СССР добавили постоянное равнение на Запад и лидирующие президентские республики, прежде всего США. М.С.Горбачеву, ставшему президентом СССР, удалось не «догнать и перегнать», а лично и символично встать вровень с президентами других стран, заложив основы президентского буржуазно-демократического неолиберализма на советской земле. Технологии «гласности», «перестройки», «ускорения» и трагическая авария на Чернобыльской АЭС, соответствующий дискурс с использованием СМИ сделали возможным создание генетически модифицируемой имперско-советско-президентской символической модели. Процессы осуществлялись с помощью глобального символического капитала и в дальнейшем способствовали расширению оборота глобального капитала с включением в этот оборот России и других стран постсоветского пространства.

Интегральная имперско-советско-президентская символическая модель как различные сочетания имперских, советских и президентских символических образов и смыслов лежит в основе общественно-политических трансформаций в России конца XX — начала XXI века. В символах Российской империи заключен имперский опыт (обозначим «i»), в символах СССР — советский (назовем «s»), в символах президентства — прежде всего буржуазно-демократический или либерально-демократический мировой опыт института президентства (в предлагаемых далее формулах — элемент «p»).

При этом вариативность модели определяется символической иерархией в интегральном произведении зачастую бесконечно малых символических элементов имперского, советского или президентского опыта. Изменения в символических моделях, в частности, отражаются в государственной символике (гербе, флаге, гимне, президенте). Весь массив имперского, советского или президентского символического капитала взаимодействует довольно хаотично и турбулентно, однако упорядочивается в доминантном энергетическом поле той или иной символической модели.

Энергия символического синтеза или распада сравнима с энергией ядерной цепной реакции, человек может научиться использовать эту энергию в мирных целях, определяя символические центры и границы, вовремя сменяя символические модели.

В каждой символической модели, которые сменяли друг друга в России, был заложен потенциал другого варианта раскрытия. Однако прежде всего из-за более масштабных энергетических символических потоков, образов и смыслов мировой политики появился некий порядок смены имперско-советско-президентских символических моделей в России, обеспечивающий этой модели устойчивость.

Чтобы записать формулы, с помощью которых создавались и отменялись российские сценарии власти, обозначим доминантные имперские, советские и президентские символические элементы модели соответственно как «I», «S», «P», а подчиненные, инструментальные символические конструкции соответственно «i», «s», «p». Тогда получаем восемь возможных формул символических моделей, состоящих из интегрального произведения трех элементов, с учетом вариантов иерархии: iSp, isP, IsP, isp, ISp, ISP, iSP, Isp.

Хронологически в российской истории эти варианты распределились таким образом, включая прогнозные символические модели:

  1. iSp (1985–1990) имперско-СОВЕТСКО-президентская;
  2. isP (1990–1993) имперско-советско-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ;
  3. IsP (1993–1996) ИМПЕРСКО-советско-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ;
  4. isp (1996–1999) имперско-советско-президентская;
  5. ISp (2000–2004) ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-президентская;
  6. ISP (2004–2008) ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ;
  7. iSP или Isp (2008–?) имперско-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ или ИМПЕРСКО-советско-президентская — ?

Это упрощенный вариант хронологической классификации моделей, не учитывающий многие нюансы символического взаимодействия. При допущении, что модели не будут повторяться до исчерпания всех вариантов иерархии трех элементов, возможно сделать определенный прогноз символического моделирования и соответствующей политики.

Учитывая глобальный символический капиталистический оборот (GK), более точно формула символического моделирования с изменением характера этого оборота:

GK (1) — iSp (1985–1990) — GK(2) — isP(1990–1993) — GK (3) — IsP (1993–1996) — GK (4) — isp (1996–1999) — GK (5) — ISp (2000–2004) — GK (6) -ISP (2004–2008) — GK (7) — iSP или Isp (2008–?) — GK (8)

Влияние глобального капиталистического оборота на российские символические модели сказывается на транзите в Россию и из нее товаров и услуг, технологий, идеологии, финансового капитала, причем интенсивность этого глобального оборота с участием России в рассматриваемый период (1985–2008) постоянно росла, принимая лишь новые формы, в том числе идеологической легитимности процессов, с помощью трансформации имперско-советско-президентской символической модели. Вступление России в ВТО, и другие события, могут символично продолжить этот процесс. Кратко рассмотрим модели.

1) iSp-модель (1985–1990), или «имперско-СОВЕТСКО-президентская».

Это период критики советского социалистического развития и попыток реформ в рамках доминантной советской модели, ориентирующейся даже на ленинский период, периоды советских демократических поисков, НЭПа и т.д. В то же время все большее значение приобретают заимствования образов западного президентского и похожего досоветского и имперского моделирования, отрицающих советскую власть и социализм, но признающих капитализм. СССР все более включается в глобальный капиталистический обмен товарами и услугами, идеологией. Ходу реформ начинают помогать зарубежные финансовые вливания, изменение законодательства, создание совместных предприятий и т.д. Этот период характеризуется, например, началом сноса памятников советской эпохи, переименованием улиц и городов на дореволюционный лад (а не только на западный демократический). На фоне модели — информация о злоупотреблениях с общественным достоянием в верхних эшелонах власти, в республиках СССР все больше проявляются частнособственнические настроения, реставрационные досоветские модели, вскоре обособятся и республики, разовьется приватизация. На демонстрациях и в парламентах все больше досоветской символики. В России популярен бело-сине-красный (бело-лазорево-алый) флаг, претендующий на роль национального.

2) isP-модель (1990–1993), или «имперско-советско-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ» символическая модель.

На Съезде народных депутатов в марте 1990-го года избирается новый глава государства — президент СССР М.С.Горбачев, одновременно он перестает быть народным депутатом, а Верховный Совет становится лишь законодательным органом, его глава перестает быть главой советского государства. Это символический предел советской власти и соответствующей доминанты советской символической модели. Предрешен распад Союза СОВЕТСКИХ Социалистических Республик. Символические модели не исчезают бесследно. Мирными элементами символического опыта Советского Союза частично воспользовались при мирном расширении Европейского Союза.

В России были приняты Декларация о суверенитете, в качестве национального — бело-лазорево-алый флаг (затем он становится государственным, утверждается в Конституции), проходят выборы президента России, утверждается гимн — музыка «Патриотической песни» М.Глинки, изменяется название государства. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика, символически убрав из названия советскую и социалистическую символику, становится Российской Федерацией, символически активизируя идеи идентичности на основе почвы и крови. В связи с активным спекулятивным обменом и обманом, проведением «гайдаровских» реформ в стране наблюдается кризис доверия. «Круг доверия» все более ограничивается семейными, этническими, конфессиональными, региональными, профессиональными и т.п. узкими рамками. Общегосударственные символы теряют свою интегрирующую общегражданскую роль, президент СССР в рождественские праздники декабря 1991 года покидает пост, флаг СССР ночью спускается с Кремля. Система договоров, устанавливающая знаково-символические связи в период конкурентной «войны всех против всех» частично спасает от социального распада. Идет осмысление символики «независимости» и «свободы».

Символически, посредством высшей, уже ПРЕЗИДЕНТСКОЙ власти, страна становится полноценным участником глобального символического капиталистического обмена. Падение Берлинской стены, как и распад СССР, символизируют включение в глобальный обмен стран бывшего социалистического лагеря. Различные символические модели, в основном ретроспективные, создают на пути в глобальный мир новую идентичность. Национальные идеи приводят к глобальным, точнее, ориентированным на ведущие капиталистические центры обмена. Эти процессы с использованием символики идут до сих пор, «цветные революции» в странах СНГ — пример символического моделирования в направлении глобальных связей. Символично, что даже заявляющий о коммунистической идеологии Китай, сейчас лишь часть глобального символического капиталистического обмена, в т.ч. «фабрика» мира с недорогой рабочей силой. Переход к капитализму осуществлялся и осуществляется на основе образного копирования, переноса «витрины капитализма», транзита без углубления в смыслы. Итог такой неосмысленности — финансовые, продовольственные, топливные кризисы, поскольку стремительно расширившийся, в т.ч. за счет бывших социалистических стран, капиталистический мир, не смог оперативно создать институты, дающие возможность контролировать и регулировать глобальный оборот, особенно в связи с отсутствием ограничивающей глобальной социалистической альтернативы. Российская имперско – советско – президентская символическая модель — попытка избежать кризисов перехода к капитализму в мире и России. В период «имперско-советско-ПРЕЗИДЕНТСКОЙ» символической модели, и почти все 1990-е годы, имела место помощь стран, заинтересованных в превращении России в часть глобального капиталистического мира, в том числе в виде грантов и кредитов на изменение законодательства и других элементов символической «демократической» модели. В то же время в 1990-е годы, образное разнообразие президентства в мире позволяло также сравнивать Россию с африканскими странами, но с учетом ядерного оружия. Мировое ядерное символическое противостояние — щит, охраняющий любые варианты имперско-советско-президентской модели.

Наибольший обмен символическим капиталом, товарами и услугами происходит между так называемыми развитыми странами с высокой капитализацией. Развитие имперско-советско-президентской модели и включение России в глобальный капиталистический оборот проходило сначала на волне снижения стоимости общественного имущества и его раздела — приватизации в 1990-е годы (в т.ч. снижение цены за счет тотальной критики России), а затем с 2000 года на волне фиксации приобретенной собственности и продолжения концентрации капитала, повышения капитализации российского бизнеса (в т.ч. за счет новых доминант символической модели и антикритики России). Здесь играла свою роль и патриотическая мимикрия, например, когда в наименовании любой организации, в том числе принадлежащей транснациональной компании, можно было использовать наименование «Россия» и производные от «России» за определенную символическую плату. С 2008 года введены более строгие ограничения на использование в наименованиях слов «Россия» и производных. В последнее время появилось больше наименований компаний с использованием слов «русский», «Русь» и производных, что не влечет финансовых затрат. Идентичность на основе совпадения понятий «русский» и «российский» постоянно дискутируется, и такое совпадение наблюдается в мировом масштабе, где в широком понимании выходцы из всех бывших республик СССР — «русские», в том числе как владеющие русским языком — объединяющим символом.

В период isP-модели (1990– 1993) происходит переоценка буржуазно-демократических ценностей (или либерально-демократических), особенно после начала кардинальных экономических реформ. При доминантной ориентации на символику Запада (в т.ч. гуманитарную помощь), при продолжающейся критике периода СССР начинается все большее обращение к отечественному дореволюционному, имперскому опыту, именно он как доминантный дополнит ведущий «президентский» символический элемент в следующем варианте модели. Советский инструментальный текст, превращающийся в элементы социальных программ, гуманитарной помощи населению, и идеи оппозиции до 2000 года останутся в тени, хотя, к примеру, в середине 1990-х годов практически перестали переименовывать улицы и сносить советские памятники в России.

3) Модель IsP (1993–1996), или «ИМПЕРСКО-советско-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ»

Способствовала следующему, самому крупному этапу приватизации и все большему включению России в глобальный капитализм при сохранении целостности ядерной державы на фоне дезинтеграционных процессов. Для этого было необходимо развить не менее важную, чем ПРЕЗИДЕНТСКАЯ, и совпадающую, например, в социальном неравенстве символическую модель — традиционную дореволюционную ИМПЕРСКУЮ. В культуре начинает возрастать роль имперского текста, восстанавливаются культовые сооружения, возрождаются даже имперские конфликты, например, на Кавказе. Конфликт между парламентом и главой государства в 1993 году решается в имперском стиле (как между императором и Государственными Думами в начале века) — разгоном парламента. После этого символичного события в декабре 1993 года принимается Конституция России, в которой президенту даются почти самодержавные полномочия, а вместо Верховного Совета появляется традиционная Государственная Дума РФ, успешно взаимодействующая с президентами РФ в рамках вариантов символической модели (в 2008 году состоялось 1000-е заседание). В декабре 1993 года Указами президента РФ Б.Н.Ельцина утверждаются: изначально торговый петровский бело-сине-красный флаг; гимн «Патриотическая песнь» М.Глинки без слов; в качестве герба — двуглавый орел с регалиями (коронами, скипетром, державой), на груди — герб Москвы. Двуглавый орел в 1997 году отметил 500-летие в качестве российского государственного, большую часть этого времени он был символом монархии. Временное правительство в 1917 году использовало облик имперского орла без регалий, так же как современный Банк России на денежных знаках РФ. Президенты РФ приносят присягу на специальном экземпляре Конституции РФ, где на обложке — двуглавый орел. Другой атрибут власти президента РФ — штандарт президента, сочетает в себе флаг и герб России, оба элемента из имперских времен. Штандарт президента над куполом Кремля доминирует в панораме Красной площади, находясь на месте бывшего государственного флага СССР, и в целом символизирует имперско-советско-президентскую модель России, как и вся панорама символического центра России — мавзолей Ленина без смены караула, советские красные звезды на башнях Кремля и двуглавые орлы на Историческом музее, и т.д. Символично, что перестроенная гостиница «Москва» не изменила своего ассиметричного вида, утвержденного Сталиным, а поток людей к Могиле неизвестного солдата в РФ не ослабевает, как и в советское время. Россияне во многом мыслят, чувствуют, оценивают мир имперскими и советскими категориями.

Имперский символический текст был востребован, распространение монархической метафоры в СМИ — подтверждение. Монарх как символ единения всех слоев населения, стоящий ближе к абсолютным, почти божественным истинам, безусловный авторитет, в т.ч. «защитник» бедных и руководитель высокопоставленных. Сценарий Б.Н.Ельцина был ближе к «царскому», в т.ч. по психологической манере поведения. Б.Н.Ельцин покинул пост главы государства также «по-царски», передав «трон» преемнику.

4) isp-модель (1996–1999) — «имперско-советско-президентская» модель, без доминант.

Раздел общественного имущества достиг своего апогея, олигархи помогали ходу очередных выборов президента, где Б.Н.Ельцин чуть не проиграл лидеру КПРФ Г.А.Зюганову. В этот период ни президентский, ни советский, ни имперский тексты не были определяющими, они на равных конкурировали между собой, а выигрывал развивающийся глобальный капитал, использующий имперско-советско-президентскую символику и конфликты. Символично, что эта эпоха закончилась финансовым кризисом, дефолтом августа 1998 года. Символично, что накануне августовского дефолта, летом 1998 года, произошло торжественное перезахоронение останков императорской семьи Николая II и прислуги из Екатеринбурга — города Б.Н.Ельцина, в город будущего президента РФ — Санкт-Петербург, в предел Петропавловского собора. Б.Н.Ельцин символично поздравил россиян с Новым годом, извинился и ушел с поста накануне нового тысячелетия. В 2008 году, в годовщину смерти первого президента РФ, на могиле установлен памятник в виде бело-сине-красного флага.

В российской и мировой конкуренции 1990-х годов, продолжавшейся в стиле рейганомики для всех, в системе, где «все решит рынок», победили сильнейшие — государства и представители другой силы — террористы. После терактов рубежа веков в России и в США 11 сентября 2001 года, в других странах о приоритете государств в общественно-политической жизни сложно спорить, но государства как коммуникативные символические посредники изменяют свои сценарии.

Второй президент России государственник В.В.Путин в новых послекризисных условиях создал свою модель, которая символически шла вопреки антисоветской модели Б.Н.Ельцина. Президент РФ В.В.Путин возродил доминанту советского текста политики, возвеличив на новом уровне текст имперский.

5) ISp-модель (2000–2004), или «ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-президентская» модель.

В социально-политической генной инженерии президент РФ В.В.Путин, во-первых, усилил доминанту имперского текста политики: В.В.Путин рассматривался как «преемник» «царя» Б.Н.Ельцина, создал вертикаль власти, вплоть до отмены прямых выборов руководителей субъектов РФ, повысил роль администрации, создал крупные госкомпании, и т.д. Символично, что инаугурация В.В.Путина, как впоследствии и Д.А.Медведева, проходила 7 мая. В этот день в 1724 году Петр Великий провел первую императорскую коронацию в России — он короновал свою жену Екатерину, в т.ч. символически решая проблему престолонаследия.

Наградная система России, замкнутая на президенте РФ (он награждает или поручает наградить), включает элементы как имперского, так и советского периодов. На здании Государственной Думы ФС РФ (бывшего Госплана) остается герб СССР, как и на здании МИД России, и законодатели принимают многолетние бюджетные планы, почти как в СССР, а внешнеполитическая риторика также напоминает советские времена. Однако, строго говоря, РФ ни по территории, ни по населению, ни по другим характеристикам не есть СССР или Российская империя, даже если юридически наследовала ряд обязательств. Модель РФ — это имперско-советско-президентская символическая смесь со сменой доминант элементов, задающая приоритеты развития.

Буржуазно-демократический, президентский текст не играл в первый срок правления В.В.Путина в качестве президента России определяющей роли, если не считать формальной процедуры выборов и риторики действия в рамках продолжения либерально-демократических реформ. В.В.Путину прежде всего пришлось создать модель, уменьшавшую дикую конкуренцию в России, он заставил работодателей вовремя выплачивать заработные платы работникам, а чиновников — выплачивать социальные пособия, он возвращал в общество доверие, потерянное в беспредельной спекуляции и символических играх обмана 1990-х годов. Любое символическое обещание и его выполнение — материализация (даже выполненное обещанное поднять затонувшую подлодку «Курск»), поддерживало политику доверия в новой «ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-президентской» модели, где В.В.Путин стал проводником — гарантом — символом повышения доверия. Он переплавлял социальные противоречия в политическое общение посредством символического центра — президента России. Возрастание доверия внутри и вне страны снижало экономические и политические издержки.

Ключевым в создании новой модели по инициативе президента В.В.Путина стало законодательное утверждение федеральными конституционными законами государственных герба, флага, гимна РФ. Ноу-хау В.В.Путина было — усиление в новой модели советского текста политики до государственной доминантности, уравновешивая его имперским началом, усилением имперских символических образов и смыслов. Второй президент РФ предложил, опираясь на общественное мнение, принять музыку бывшего советского гимна в качестве музыки государственного гимна России. Слова для нового гимна «Россия, священная наша держава...» написал соавтор «Союза нерушимого...» С.Михалков, «Хранимая Богом родная земля» не забывала и имперского текста. Государственный герб (имперский двуглавый орел) и бело-сине-красный флаг были взяты из предыдущей модели, отражая ИМПЕРСКО-президентскую составляющую. Символично, что несмотря на требование Конституции РФ 1993 года, до 2000 года государственные герб, флаг, гимн России не были утверждены конституционными законами из-за разногласий в Государственной Думе между сторонниками «советской» и «имперской» символики.

Президент РФ в своем телевизионном обращении к народу 4 декабря 2000 года подчеркнул необходимость одновременного законодательного принятия исторических символов, относящихся к дореволюционному и советскому периоду, сравнив этап утверждения символики с прекращением ремонта, и призвал к позитивной оценке прошлого, связанного с этими символами. После непродолжительных дискуссий в обществе и Государственной Думе ФС РФ имперско-советско-президентская символическая модель была принята на законодательном уровне (в день очередной годовщины Беловежских соглашений), с опорой на результаты опроса общественного мнения. Президент РФ подписал федеральные конституционные законы 25 декабря 2000 года. Слова гимна законодательно утвердили в 2001 году. Не прошло и десяти лет после спуска красного флага СССР с Кремля, как Россия вернула в государственную символику другой советский символ — музыку гимна. Партии СПС и «Яблоко», не признавшие модель, выбыли из большой политики. Продуктом ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-президентского моделирования стала партия «Единая Россия», в отличие от «коммунистов» признающая дореволюционный опыт, в отличие от «демократов» ценящая опыт СССР и потому выигрывающая выборы. Авторитет президентской власти в России вырос с 2000 года благодаря «имперско-советскому» доминантному тексту (создавшему символическую модель относительного согласия и доверия для противостоящих общественных мировоззрений), и поэтому в апофеозе модели, с 2004 до 2008 года, когда все составляющие достигли предела (ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ модель), партия «Единая Россия» и все дискутирующие граждане России могли как к высшему авторитету обращаться к мнению президента РФ, подкрепленному имперским и советским опытом. Усиление имперского и советского текстов сказалось на решении проблем единства страны, на общероссийской идентичности (символично, что в период до 2004 года россияне сменили паспорта СССР на паспорта РФ), повлияло на концентрацию капитала у государства и его компаний, и развитие партии «Единая Россия» — символического аналога как КПСС (раскрытие советской символики), так и в определенной степени выборных органов имперского периода (имперский текст), или буржуазно-демократических президентских институтов (президентский текст).

В то же время, например, Б.Н.Ельцин и А.Б.Чубайс в 2000 году были категорически против принятия музыки советского гимна и такой модели. Но в дальнейшем это не помешало А.Б.Чубайсу как главе РАО «ЕЭС России», коммуницируя с обществом внутри новой модели, оперировать советским нормативным текстом — сравнивать энергетические реформы РАО «ЕЭС России» с советским планом ГОЭЛРО — грандиозным осуществившимся планом электрификации России 1920-х годов. Символично, что завершившаяся в 2008 году уже под звуки музыки советского гимна «распродажа» РАО «ЕЭС России» обеспечивала все то же движение по пути включенности в глобальный капиталистический оборот, что и в предыдущих модификациях имперско-советско-президентской модели. Под звуки советского гимна в начале XXI века осуществлялась капитализация — монетизация советских льгот, остановившаяся на полпути, как и следовало ожидать в рамках модели. Символичный арест олигарха Ходорковского также внес весомый вклад в утверждение имперско-советско-президентской модели. Образно, для масс В.В.Путин — это и менеджер, и советский лидер, и имперский правитель, борющийся в меру возможности и способности с разворовыванием России и защищающий, опять-таки в меру возможности и способности, низшие слои от зарвавшейся верхушки. Подобная конструкция «ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-президентской» модели, а затем, в 2004–2008 годах, и «ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКОЙ» обеспечила не только концентрацию капитала у государственных компаний, но и все большее включение России в глобальный капиталистический оборот, в том числе как «энергетической сверхдержавы». Там, где раньше с глобальным капитализмом имели дело разрозненные российские структуры (конкурируя и тем самым сбивая цены на свои товары и услуги), на новом этапе стали действовать крупные, поддержанные государством субъекты экономической и политической деятельности.

6) ISP-модель (2004–2008) или ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКАЯ модель

Это прежде всего модель зарабатывания средств Россией за счет увеличения капиталистического оборота. Президентами в современном мире называются и главы корпораций. В основном в таком менеджерском значении, при увеличении менеджеристского подхода российской власти возросла роль президентского текста в новой символической модели после переизбрания В.В.Путина в 2004 году, когда все элементы имперско-советско-президентского сценария достигли максимума. В самом начале создания своих сценариев символического моделирования, в 2000 году, президент РФ В.В.Путин призвал уменьшить критику и обращать внимание на позитив России, такая политика помимо прочего способствовала росту акций российских компаний. Концентрация капитала госкомпаниями, в том числе путем выкупа акций, способствовала сокращению конкуренции и увеличению прибыли за счет торговли, прежде всего на внешнем рынке. Россия рассчиталась с государственными долгами и в то же время, продолжая включаться в мировой капиталистический оборот, накапливает долги частных компаний, компаний с участием государства. Излишки средств государства также хранятся в иностранных ценных бумагах, основу золотовалютных резервов составляет иностранная валюта, растут российские инвестиции вне страны, упрощается движение капитала и т.д. Россия становится одним из мировых лидеров по количеству миллиардеров, в то же время продолжает увеличиваться разрыв между богатыми и бедными. Советский, социальный текст политики выражается в виде роста социальных программ, которые к 2008 году во многом нивелируются инфляцией, повышением цен на продукты питания и т.д.

Приоритетные национальные проекты в области образования, здравоохранения, жилья и сельского хозяйства, которые начинал вице-премьер, а ныне президент РФ Д.А.Медведев, идут по сути в русле советского текста, ибо в СССР бесплатное здравоохранение, жилье, образование были визитной карточкой. Пока в доминантах в целом капиталистической имперско-советско-президентской модели бесплатная доступность логично заменяется расширением капиталистического оборота путем выдачи ипотечных, сельскохозяйственных и образовательных кредитов, путем материального конкурсного поощрения лишь лучших учреждений, персон, и т.д., с активным использованием административного (имперского) ресурса. Обращение к советскому опыту в XXI веке, в отличие от эпохи Б.Н.Ельцина, стало восприниматься как позитив. Переписывание «старых песен о главном» на современный лад заметно также в культуре: показателен ремейк фильма — элемента новогоднего отечественно ритуала — «Ирония судьбы, или с легким паром». Смесь текстов различных времен иногда напоминает другой советский фильм «Иван Васильевич меняет профессию» по мотивам произведения М.Булгакова, где герои путешествует во времени благодаря созданию «машины времени».

Подобно символическим героям художественной литературы и кинематографии, россиянам приходится создавать символические модели и влиять с их помощью на действительность, переживая победы и проигрыши. Поколение, родившееся в РФ, достигает совершеннолетия, вырастая под символами СССР и Российской империи, зная о достижениях прошлого и сравнивая их с достижениями настоящего. Первый полет человека в космос Ю.А.Гагарина и победа в Великой Отечественной войне — символы единения россиян, но новое поколение, новое время требуют новой идентичности, наполнения старых символов новым содержанием, новыми победами. Тем более, что в законах о госсимволике РФ не указано точное значение элементов флага и герба, а «предками данная мудрость народная», воспеваемая в гимне, не всегда подходит для современности. Пожалуй, девизом России стали слова гимна «Нам силу дает наша верность Отчизне». Однако программы патриотического воспитания, основанные на истории, не заменят символики максимальных общественных побед современности — победы прошлого лишь задают уровень достижений, к которому можно стремиться и превзойти. Это проблема прогресса, ибо смотреть только в прошлое, пытаясь быстро двигаться в будущее, невозможно. В имперско-советско-президентской модели надежды на инновационное будущее во многом связаны с президентом. Определенный максимум ИМПЕРСКО-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКОЙ модели обозначился во время футбольного чемпионата «Евро-2008», когда символический бум с использованием флагов, музыки и доселе малоизвестных слов гимна охватил страну, победами порождая новую идентичность. Проигрыш сборной России остановил раскрытие модели, но по характеру она приобретала свойства «имперско-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКОЙ» модели (iSP-модели) как варианта дальнейшего развития. Важна система побед. Наблюдавшееся массовое использование государственных флагов РФ противоречило закону, ограничивающему перечнем использование символа. Возможно, имеет смысл законом сделать бело-сине-красный флаг национальным, с более свободным использованием, а государственным признать современный штандарт президента РФ.

Имперский текст, поддерживающий имперские амбиции во внешней политике и вертикаль власти во внутренней, также претендует на доминирование в будущем. Парад с военной техникой (впервые за постсоветскую историю) на Красной площади, который 9 мая 2008 г. принимал президент РФ Д.А.Медведев, показал иной вектор возможного изменения политики РФ в направлении «ИМПЕРСКО-советско-президентской» модели.

7) iSP-модель или Isp-модель (2008–?)

Это выбор между «имперско-СОВЕТСКО-ПРЕЗИДЕНТСКОЙ» моделью и «ИМПЕРСКО-советско-президентской» моделью, который может сделать новый президент РФ Д.А.Медведев в случае продолжения политики новых трансформаций символического моделирования в духе имперско-советско-президентской модели. Даже если продолжать буржуазно-демократические, либерально-демократические реформы, сложно вернуться в 1990-е годы, изменился характер капиталистического обмена. Создание isP и IsP моделей в 1990-е годы было возможно как в связи с наличием дешевых трудовых ресурсов в стране, так и в связи с отсутствием глобального финансового кризиса. Сейчас проблема нехватки рабочей силы и проблемы борьбы с инфляцией, глобальным подорожанием выходят на первое место, и решать их можно, также исходя из имперско-советско-президентской модели. Либо сделав доминантными одновременно советский и президентские тексты, что позволит избежать изоляционизма, излишней концентрации власти, и одновременно усилит социальную направленность политики (iSP-модель), или подчинив советский и президентские тексты доминанте имперского развития (Isp-модель), что усилит вертикаль власти, еще более замедлит социальную мобильность и, скорее всего, усилит внешнюю экспансию. Обе модели позволяют продолжить включение России в мировой капиталистический обмен. Сейчас Д.А.Медведев и В.В.Путин используют элементы двух этих моделей. Многое зависит от тенденций большой символической игры на мировой арене символического капиталистического обмена, а также от соотношения приоритетов прагматичной пользы и истины в политике. Если черное называть белым и наоборот, руководствуясь лишь прагматикой пользы, в т.ч. прибылью, кризис неизбежен.

Люди всерьез доверяют и собираются вокруг символических моделей, близких к истине. Абстрактные теоретические конструкции коммунизма, счастья для всех не выдержали конкуренции с наглядными образами капиталистической роскоши, рая на земле для немногих. Дискредитация абстракций, в том числе долгосрочного символического моделирования, привела к «приземленности», «конкретизации», «сырьевизации» общественно-политической жизни, определенному кризису в науке, в целом к дефициту инноваций, что признают власти в России. Новым Ньютонам, изобретателям, которые увидят в падающем яблоке не только объект для поедания или купли-продажи, но и, например, основу абстрактно-символического закона всемирного тяготения, зачастую нет места в «конкретике» современности. Сферу абстрактного символического мышления все больше занимают религия, мифология, возрождая гносеологические, онтологические и прочие дискуссии, в них «райские яблоки», «яблоки раздора» обретают свои символические смыслы. В целом, противоречие между «конкретным», конкурентным, вплоть до войн, пониманием мировых процессов и «символическим», мирным соревновательным мировоззрением должно разрешиться в культурно-символической политике, создающей культурные символические модели, исходя из критерия истинности, для максимальных мирных общественных достижений.

В период 1985–2008 годов общественно-политическая жизнь в России ориентировалась на имперско-советско-президентскую символическую модель. Эта модель оказывала и оказывает существенное влияние на мировую политику. Игра на трех струнах российской «символической балалайки» символизирует значимый период мировой и российской истории. Представленная классификация символических моделей, вероятно, требует обсуждения, уточнения, особенно в отношении к будущему символического моделирования. Символическое моделирование продолжается.

Дмитрий Мисюров

Читайте также

Политико-коммуникативный жанр и выступление современных политиков

Массовая коммуникация и политическое манипулирование

Интегрированные коммуникации: стратегический PR, маркетинг или что-то еще?

Как преодолеть электоральное отчуждение

Политическая реклама и ценностная картина мира

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]

По низким ценам оказанные аудиторские услуги недорого и со скидкой. .