Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Череповецкий мозг. Опыт мифодизайна

Ключевой проблемой трансформирующегося регионального сознания многих российских городов сегодня является обретение новой социальной идентичности. Моноэтнический и моноконфессиональный социальный состав жителей Русского Севера закрывает «нестоличным» городам простые пути обретения идентичности через актуализацию этнических или конфессиональных ценностей, к которым традиционно обращаются региональные центры. Очевидно, что единственно эффективным путем создания новой идентичности является поиск в сфере культурных, точнее даже цивилизационных смыслов и образов. Последние жестко структурированы и неравномерно распределены по территории страны. И здесь небольшому и сравнительно молодому российскому городу легко затеряться в «культурной тени» столиц.

Не ударить лицом

Проблема идентичности латентно присутствует в региональном сознании всегда, но особенно острый характер она приобретает в периоды кризисов и в точках бифуркации, когда очевидная необходимость перехода на новый уровень самосознания общества становится уже не вопросом престижа, а вопросом сохранения коллективной личности как интегрированной самостоятельности. Когда налицо угроза растворения в семантическом поле более сильных и влиятельных соседей. Последнее, в свою очередь, означает как собственно репутационные, так и политико-экономические невосполнимые потери, утрату самобытности и инициативы, резкое сужение окна возможностей и нарастание рисков маргинализации.

Процесс формирования и сохранения идентичности может описываться с разных точек зрения с использованием разных объяснительных моделей. В данной статье используются категории «социального мифа» и «мифодизайна» в понимании близком, хотя и нетождественном тому, которое сформулировано в известных работах А.В.Ульяновского. Социальный миф, по Ульяновскому, есть «параллельный власти (системному контролю общества) феномен обеспечения выживания общества... Социальный миф уравновешивает неупорядоченное знание, доступное обществу, и противостоит хаосу, проистекающему из трех источников: во-первых, доступного обществу неупорядоченного знания; во-вторых, неупорядоченного воления и социального движения значительного числа своекорыстных индивидов в рамках общества (решает так называемую Гоббсову проблему) и, в-третьих, тенденции возрастания влияния воления единичного человеческого существа на стабильность всего общества по мере углубления его информатизации» (Ульяновский А.В. Мифодизайн: коммерческие и социальные мифы. - СПб.: Питер, 2005) Мифодизайн трактуется у А.В.Ульяновского расширительно, как метод развития, в рамках которого «социальные системы субъективизированы иррациональными потребителями, что является с их (потребителей) точки зрения реальностями их жизненного мира, а с точки зрения системы описывается концептом современного мифа. Деятельность по мифодизайну проводится на основе специфического эстетического способа целостного осмысления и формирования массовой коммуникации в парадигме поля» (Ульяновский А.В. Указ соч.). Нас же в первую очередь привлекает социально-коммуникативный аспект данных понятий, позволяющий систематизировать разнородные и разноформатные явления и процессы в целостную модель.

С этой точки зрения новейшая история русских нестоличных городов знает разные, как удачные, так и неудачные попытки создания культурной идентичности. В качестве примера успешного мифодизайна попытаемся реконструировать этот процесс на примере города Череповца.

Прошлое - по амбициям

Небольшой по российским меркам город, в котором проживает сегодня немногим более 300000 постоянных жителей, является крупнейшим промышленным центром Вологодской области и России в целом. Экономика города динамично развивается и выступает в качестве донора для всей области. Так, например, за январь-сентябрь 2007 года крупными, средними и малыми предприятиями города Череповца отгружено товаров собственного производства, выполнено работ и услуг собственными силами в действующих ценах на сумму 196601,3 млн. рублей, что на 26,2% больше, чем в январе-сентябре 2006 года (155830,1 млн. рублей). Доля промышленности в экономике города за 9 месяцев 2007 года составила 95,1% (за 9 месяцев 2006 года - 95,0%). На прочие виды экономической деятельности приходится 4,9 %. Город имеет развитую образовательную инфраструктуру (около 200 образовательных учреждений различных уровней и профилей, среди которых училище искусств, высшие и средние специальные учебные заведения). 10 лет назад создан классический университет путем объединения педагогического института (своими корнями восходящего к педагогическим учреждениям ХIХ века) и относительно молодого индустриального института. Достаточно обширна и культурная инфраструктура: в состав управления по делам культуры входят более 20 учреждений. В их числе Череповецкое музейное объединение (более 200 специалистов, обеспечивающих работу сети разнопрофильных музеев), имеющее богатые фонды. В них хранится, например, уникальное собрание русской иконописи - более 700 единиц. Музейные фонды Череповца в целом составляют более трети аналогичных фондов всей Вологодской области. Крупнейшее предприятие города - ОАО «Северсталь» - исток и центр транснациональной корпорации «Северсталь Групп» - сохранило за собой финансирование значительной части социальных учреждений, в первую очередь - творческих коллективов и дворцов творчества. В городе мощная спортивная сеть: два ледовых дворца на 2000 и 6000 мест, стадионы и площадки, плавательные бассейны и множество физкультурно-оздоровительных организаций.

Но ментальная проблема города заключается в том, что экономический и культурный потенциал его находится в явном несоответствии с административным статусом самого города: Череповец - не областной центр, а город в Вологодской области. А Вологодчина в сознании как внешних, так и внутренних аудиторий - регион традиционных искусств и ремесел, сельского хозяйства и молочной продукции. Это место, где сосредоточены великие памятники православной культуры, ряд из которых включен в список ЮНЕСКО: Кирилло-Белозерский монастырь, Ферапонтов монастырь с фресками Дионисия, уникальный с точки зрения истории культурный центр - Белозерск - древнейший центр русской государственности с единственным в России сохранившимся земляным валом. Отсюда и сложившийся образ традиционной, почти патриархальной, тихой, неторопливой культуры.

Втиснуть в эту смысловую парадигму промышленно-интеллектуальный Череповец чрезвычайно трудно. Сложность усугубляется и тем, что нынешнее административное деление - результат относительно недавних решений. До революции Череповец в числе других городов входил в состав Новгородской губернии, после революции некоторое время существовала Череповецкая губерния, а затем с 1929 года город находился в составе Ленинградской области. И только в 1937 он был включен в состав Вологодской области. Социально-психологический портрет череповчанина выбивается из профиля жителя Вологодской области. Вот лишь один пример из результатов исследования «Молодежь Вологодской области», проведенного Калининградским социологическим центром летом 2005 года.

 

Какое из перечисленных ниже высказываний о роли государства Вам кажется наиболее верным?

Точки опроса

Вологда

Череповец

Другие города области

Село

Вся выборка

Обязано обеспечить каждому человеку работу, нормальный уровень жизни

52%

23%

52%

53%

45%

Предоставить возможность каждому человеку самому добиваться собственного благополучия

43%

69%

46%

43%

50%

Другое

2%

6%

1%

1%

2%

з/о

3%

3%

1%

3%

3%

Вся выборка

100%

100%

100%

100%

100%

А социально-экономическая конфигурация области такова, что в ее рамках существуют два центра: административный - Вологда и экономический - Череповец, предприятия которого обеспечивают большую часть областного бюджета. И последний факт - отнюдь не результат чиновничьего волюнтаризма, а плод более длительного исторического развития.

Крупный промышленный центр, важнейший транспортный узел страны, Череповец переживает бурный расцвет в пореформенную эпоху 60-х годов ХIХ века. Новый индустриальный взлет произошел после Второй мировой войны, когда в Череповце был построен крупнейший в стране металлургический комбинат (ныне ОАО «Северсталь»). Затем в городе был построен ряд крупных химических предприятий. Череповец стал стойко ассоциироваться с рабочей слободкой при металлургическом гиганте. И это, возможно, удовлетворило бы граждан, если бы не ощущение более широкого и глубокого семантического контекста.

Для специфической культурной идентификации города, необходимость которой интуитивно осознавалась уже во второй половине 80-х, нужны были какие-то символические смыслы. Как это часто происходило в то время, началось активное обращение к историческим истокам, традициям дореволюционного Череповца, его культурному потенциалу. Оказалось, что в Череповце и его окрестностях родились или какое-то время жили многие замечательные люди: поэты Константин Батюшков и Игорь Северянин, художник В.В.Верещагин, его брат, выдающийся технолог, создатель вологодского масла, Н.В.Верещагин, генерал и легендарный герой «белого движения» А.П.Кутепов, культовый герой русского «рока» Александр Башлачев...

Все эти личности и связанные с ними символические поля могли серьезно изменить устоявшийся во второй половине ХХ века «пролетарский» образ Череповца.

Гений - к месту

Но кардинальную трансформацию образа города можно было осуществить только опираясь на бесспорную фигуру, связанную именно с городом и воплощающую сам город. В качестве такого «гения места» в Череповце «естественным образом» избирается Иван Андреевич Милютин - первый городской голова, управлявший его жизнью и развитием 46 лет (1861 - 1907). Вначале этот выбор происходил интуитивно, как выдвижение локальной смысловой альтернативы социальному хаосу, охватившему всю страну и выразившемуся, в первую очередь, в тотальном недоверии общества власти. Милютин с его очевидными заслугами перед городом в эпоху реформ стал в конструктивную оппозицию к неправильной «современной» власти. Именно Милютин способствовал созданию уникальной для дореволюционной России сети учебных заведений профессиональной подготовки, развитию социальной инфраструктуры и экономики, в том числе металлургии и банковского дела, строительства и торговли. Он укрепил внешние связи города и успешно лоббировал местные интересы в высших органах власти - правительстве и при императорском дворе. В результате через Череповец была проложена железная дорога в Санкт-Петербург, что превратило город в мощный транспортный узел.

После 25 лет деятельности И.А.Милютина современники подвели ошеломляющие итоги: с 1861 по 1886 капитализация города возросла с изначальных 6000 до 500000 рублей - за счет строительства учебных заведений, городского банка (капитал - 78000 руб.), воинских казарм, пожарной части, сухого дока. От различных ведомств и частных лиц на все это поступило 31000 рублей, за счет собственных средств города потрачено 126800 руб. (цит. по книге: Риммер Э., Бородулин М. Город и река. - Рыбинск, Изд-во «Рыбинск-Михайлов посад», 2006).

Все превосходные эпитеты - «Русский Оксфорд», «Северные Афины» и т.д., - на которые были так щедры современные Милютину столичные публицисты в отношении Череповца, хотя и были очевидным преувеличением, но имели под собой вполне реальную основу - беспрецедентную динамику развития уездного города, резко выбивавшегося из общей массы подобных поселений. Однако дело не только в экономике. Талантливый самоучка, Милютин был не просто «крепким хозяйственником», но настоящим идеологом местного самоуправления или, как он это называл, «самоустройства». В 80-90-е годы он активно выступал в центральной прессе со множеством принципиальных проектов касательно обустройства жизни на местах, непременно связывал проблемы городского развития с общими тенденциями внутреннего и внешнего развития страны. Милютин готовил проекты и докладные записки по широкому спектру проблем для ключевых фигур правительства, в частности, идеологу российских реформ С.Ю.Витте (избранному в 1899 году Почетным гражданином г. Череповца). Он видел именно в городах и регионах, их росте и укреплении единственную прочную основу новой российской государственности. Во время чествования в связи с 25-летием пребывания в качестве городского головы в ответной речи Милютин подчеркнул: «Вы чествуете меня, я глубоко убежден, больше потому, что идея, лежащая в основе всех наших улучшений, пришлась вам по сердцу. Если эта идея была не совсем и не всеми понята и правильно истолкована, то все-таки цель нашего движения по пути самоустройства вполне была понята одними сознательно, другими инстинктивно. Она заключалась в изыскании средств и способов к тому, как бы лучше устроить то, другое, третье на пользу общества и составить общий источник для удовлетворения нужд, направляя этот источник преимущественно в пользу молодого нарождающегося поколения, в пользу благоустройства семьи, в которой, несомненно, заключается лучшая основа общества. Вы чествуете меня, я думаю, еще и потому, что я в былое время, первые 10-15 лет моей службы, руководствовался простым добрым чувством и часто прикладывал свое сердечное ухо к общественной груди, стараясь познать те боли, те хотения, которые выражались преимущественно в немых движениях души и которые старики наши смиренно носили в себе целые века, и при этом я не посягал на их святые чувства, те чувства, которыми жила и расширялась русская земля» (цит. по: Риммер Э., Бородулин М.).

Система смыслов «самоустройства» и сами факторы прецедента оказались мощным идентификационным механизмом. И если до второй половины 1980-х годов только специалисты, историки и краеведы, занимались исследованием жизни и деятельности Милютина, то начиная со второй половины 80-х, этот концепт актуализируется сначала в среде неформальных культурных движений (таких, например, как «Культурный фронт»), объединивших деятелей культуры и образования, а затем привлекает внимание городских властей. Интерес к жизни и деятельности Милютина и к переосмыслению роли и места Череповца в дореволюционной России приобретает вполне политический и экономический интерес.

Рядом с уничтоженной при советской власти могилой городского головы устанавливается памятный бюст И.А. Милютина. Затем одна из улиц города получает его имя. А в 2005 году (почти через 100 лет после принятия еще дореволюционной Городской думой решения об увековечивании памяти городского головы) в историческом центре Череповца сооружается памятник И.А. Милютину работы талантливого московского скульптора А.Ковальчука. Площадь вокруг него именуется «Милютинской». Учреждаются ежегодная Милютинская ярмарка, Милютинская премия за успехи в сфере образования и культуры, Милютинские чтения и издания, благотворительный Милютинский фонд...

Наконец, 4 ноября 2006 года стремительно завершается длившаяся до того несколько десятилетий реставрация-реконструкция мемориального Дома-музея И.А.Милютина.

Важно, что процесс «мемориализации» городского головы и формирования новой идентичности не был «спущен сверху», а шел синхронно с ростом городского самосознания, укреплением и развитием экономики города. Не случайно дом-музей И.А. Милютина замыслен не только как мемориальный центр, но и как место приема делегаций. Именно он открывает новый этап уже не интуитивного, а целенаправленного процесса оформления и продвижения позитивной идентичности города как во внутренние, так и во внешние аудитории.

В платформу бренда города органично входят такие составляющие, как социальность бизнеса (в качестве исконно российской и специфически городской традиции); всяческое стимулирование и поощрение достиженческой мотивации населения, ориентация на лидерские поведенческие модели. Отныне открытость, динамичность, независимость и ответственность становятся тем, что сегодня принято называть «качеством жизни» и «ключевыми ценностями бренда».

В своеобразном фокусе Милютинского мифа проходило и решение о выборе стратегии развития города. Естественно, что с ориентацией на этот культурный код необходимо будет формулировать и основные послания внешним аудиториям. Ключевые смыслы уже определены и активно функционируют в социальном и политическом обиходе. Два из них определяют идеологические полюса: «Город лидеров» и «Город, в котором хочется жить». Легко увидеть, что это не что иное, как парафраз милютинского выступления во время торжеств по случаю 25-летия его службы городским головой.

Голова на плечах

Таким образом, процесс институционализации регионального мифа можно считать завершенным, так как ставшая привычной объяснительная модель городской идентичности обрела законченную словесную «формулу». Как и во времена И.А.Милютина, общественность города, хоть и с разной степенью осознанности и последовательности, но «вывела» эту формулу сама. Новый, сложный и целостный код культурной идентичности, без сомнения, позволит успешно решать стоящие перед городом задачи. Отныне Череповец располагает такими преимуществами, как:

  • легитимизация «особости» города в сознании горожан и в административной парадигме;
  • фиксация «отклонения», необычности как нормы; феномена «влиятельного случая», позволяющие сформировать лояльность к нешаблонным решениям;
  • неисчерпаемый источник критически необходимых мобилизационных стимулов для «внутренней общественности»;
  • основания для смены мотивационных характеристик элит и изменения системы их самооценки в культурном коде города;
  • реальные инструменты успешного, целостного и легитимного (освященного исторической традицией) позиционирования на внешних рынках; рынках рабочей силы и рынках власти;
  • персонификация и очеловечивание института местного самоуправления в сознании горожан;
  • продуктивные ограничения свободы действий исполнительной и законодательной ветвей местного самоуправления рамками общепринятого ценностно-смыслового кода;
  • универсальное ядро кристаллизации целостного образа города.

Перед открытием Дома-музея Милютина один из высших руководителей города, отвечавший непосредственно за строительно-реставрационные работы, в совершенно неформальном разговоре сказал: «Посмотрел мебель, стол в кабинете, думаю, Иван Андреевич на нас не обидится». Эта характерная фигура речи свидетельствует о серьезнейших изменениях, происходящих в сознании власти, прибегающем к такому специфическому критерию оценки качества своей работы. Новому мифодизайну остается внимательно прислушиваться к тем смыслам, которые продуцирует общественное сознание в фокусе обретенной идентичности.

Александр Чернов

Читайте также

Дизайн-попадание 1

Визуальный скальпель

Грамотный угон. Разглядывая принт 1

Арсенал визуальных парадоксов

Французы в семейных трусах. Хорватская реклама

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]