Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Не в зарплате дело! Адаптация и опыт практического применения западной стандартной социально-экономической классификации в современных российских условиях. Ч.2

При анализе распределения полученных социальных классов среди городского населения России следует учитывать, что процедура поквартирного опроса не позволяет репрезентировать две социальные группы, имеющиеся в современном обществе любой страны.Во-первых, элиту, которая представляет собой весьма узкий слой общества, состоящий из высших чиновников федерального уровня, наиболее известных и высокооплачиваемых деятелей культуры и шоу-бизнеса, владельцев и топ-менеджеров крупнейших финансово-промышленных групп. В руках элиты сосредоточены значительные экономические, финансовые и административные ресурсы, которые позволяют не только обеспечивать элитный уровень потребления, но и активно влиять на ход социально-экономических и политических процессов в стране. По мнению Э.Гидденса (A.Giddens), даже в современном британском обществе число представителей элиты не превышает 20 тысяч человек, что составляет менее 1% взрослого населения страны. Есть все основания полагать, что подобные оценки вполне распространимы на условия современной России. Одной из существенных особенностей элиты является ее закрытость и крайне низкая социальная мобильность внутри нее. Естественно, традиционные методы массовых опросов не позволяют достичь представителей элитных групп.

Полную противоположность элите представляет собой другая труднодоступная социальная группа - люмпены, бомжи, деклассированные элементы, так называемое «дно общества». Как правило, эти люди также не участвуют в подавляющем большинстве массовых социологических опросов и маркетинговых исследований. Доля этой группы оценивается также в 1-2% взрослого городского населения.

Стиль жизни, потребительское поведение, ценностные ориентации представителей элиты и «дна» совершенно противоположны и антагонистичны. Нынешней российской элите в полной мере доступны все материальные и культурные блага и стандарты потребления, характерные для средних классов современного западного общества. Именно это обстоятельство, на мой взгляд, приводит к подмене понятий, к замене строгого научного термина «средний класс» на публицистический. Можно согласиться с точкой зрения члена научного совета Московского центра Карнеги Татьяны Малевой, что «весь сыр-бор вокруг среднего класса в России разгорается из-за чрезмерной сосредоточенности на одной его характеристике - доходах» (Малева Т. Двери в средний класс закрываются. Время новостей № 98).

Совершенно очевидно, что, к примеру, президент страны в США, в России и в Польше имеют совершенно разный уровень дохода, но одинаково находятся на высшей ступеньке социальной иерархии. С другой стороны, социальные пособия для неимущих и безработных в разных странах имеют совершенно разный размер в денежном эквиваленте, уровень пособия для безработного в Великобритании воспринимается российским врачом или программистом как весьма достойная зарплата, если бы такое пособие они получали у себя в стране. При этом забывается совершенно разный уровень стоимости жизни и структура расходов в разных странах. Если воспользоваться результатами ответов на вопросы о доходах, то данные по разным европейским странам можно свести в сопоставительную таблицу (табл.7).

Таблица 7. Средний годовой уровень доходов в социальных классах различных стран Европы (в евро)

 Великобритания Испания Франция Польша Россия*
Класс А 39626203782508540502378
Класс B 30839144011810038902045
Класс С121894112741671728511854
Класс C2 2026491491317322621357
Класс D1479668161190814961296
Класс E 9448Н/Д6741Н/Д796

Источник: Global TGI, 2001
* Без учета не ответивших на вопрос о размере доходов

Таблица 7 позволяет убедиться, что для представителей одних и тех же социальных классов в разных странах Европы характерен совершенно разный уровень доходов. Так, например, уровень доходов представителей высшего класса (А) Великобритании в 1,9 раза выше, чем у представителей этого класса в Испании, и в 1,6 раза выше, чем у французских представителей класса А. Среди представителей среднего класса (С1) уровень доходов также различается в 1,9 и 1,3 раза соответственно. Годовой заработок, в пересчете на евро, у представителей высших классов (АВ) в Польше и России не дотягивает до уровня пособий по безработице и социальных выплат низшим слоям общества в Великобритании, Испании и Франции. Однако это не мешает им в своих странах чувствовать себя вполне обеспеченными людьми. Конечно, следует иметь в виду, что в российских условиях к показателям декларируемого дохода нужно относиться весьма осторожно.

Результаты сопоставления декларируемых респондентами доходов и декларируемых ими же расходов свидетельствуют о стремлении россиян при опросе занижать уровень своих доходов, как минимум в 2-3 раза. Большинство респондентов в своих ответах фиксируют лишь так называемую «официальную зарплату», не декларируя случайные приработки и доходы от вторичной занятости и зарплату «в конвертах».

Многомерная социальная стратификация, на мой взгляд, позволяет выделить классы, различающиеся по степени доступности для них всего спектра материальных и духовных благ, присущих конкретному обществу в данный конкретно-исторический период. Единая методика классификации дает возможность сопоставлять размеры и характеристики социальных классов в разных странах, что особенно важно в условиях нарастающих процессов глобализации в Западной Европе, с одной стороны, и интеграции России в международное сообщество, с другой.

Рисунок 8. Распределение должностного статуса среди представителей социальных классов (% в каждом классе)

Значительную часть высшего класса (А) составляют руководители различного уровня (40,2%). Однако в этом классе можно наблюдать и представителей других групп, объединенных по профессионально-должностному признаку, например 8% служащих, 13,7% студентов и школьников и около 10% пенсионеров. Такой состав обусловлен тем, что методика социально-экономической классификации, принятая ESOMAR, распространяет статус основного получателя доходов в семье на остальных членов этой семьи.

Таким образом, высокий социальный статус главы семейства - директора компании могут получить и его сын-студент, и его мать - пенсионерка, проживающие вместе с ним в одном домохозяйстве. Среди представителей высшего среднего (В) и среднего среднего (С1) классов суммарная доля руководителей и специалистов с высшим образованием достигает 48%, доля рабочих не превышает 6%, а количество неработающих пенсионеров составляет 13-14% (см. рис. 8).

Квалифицированные специалисты с высшим образованием составляют ядро (29,5%) класса С1 (среднего среднего). Основу класса D (низшего) в настоящее время составляют рабочие (25,2%), а также служащие без высшего образования и технический персонал (29,0%). Более половины (54,3%) класса Е (низшего низшего) сформированы представителями незанятого населения - пенсионерами, учащимися и студентами, а также другими неработающими.

Полученные данные свидетельствуют о том, что основу высшего класса (А) и высшего среднего класса (В) составляют руководители, занятые, как правило, в финансово-банковской сфере, в средствах массовой информации и рекламном бизнесе, отчасти - в науке, культуре и органах государственной власти. Квалифицированные специалисты с высшим образованием, занятые в перечисленных сферах, формируют класс С1 (средний средний), а основу низшего среднего класса (С2) составляют представители торговли, образования и здравоохранения, кадровые военнослужащие и члены их семей, которые временно не работают. В низших классах (D и E) группируются рабочие, служащие без высшего образования и технических персонал, занятые, как правило, в промышленности, на транспорте и в сфере услуг. Самую низшую ступеньку социальной пирамиды на сегодняшний день вынужденно занимают неработающие пенсионеры и подсобные рабочие.

Наиболее отчетливо концентрация признаков занятости вокруг выделенных социальных классов видна на диаграмме факторного анализа соответствий, где по горизонтальной оси расположен основной фактор - принадлежность высшим классам АВ или низшим классам DE, описывающий 44% дисперсии ответов респондентов, а по вертикальной оси - принадлежность той или иной сфере деятельности (25% дисперсии ответов) (рис. 9).

Рисунок 9. Факторный анализ соответствия статуса занятости и принадлежности социальному классу

Региональное распределение

Москва является центром концентрации представителей высших классов: в среднем, каждый пятый представитель класса А и класса В проживает в столице (см. табл. 10). Для Москвы также характерна относительно высокая доля квалифицированных специалистов с высшим образованием (класс С1 - средний средний класс). В целом, можно утверждать, что представители средних классов сконцентрированы в мегаполисах (Москва, С.-Петербург, Нижний Новгород) и крупных городах Поволжья и Западной Сибири (Самара, Казань, Волгоград, Новосибирск, Омск). Для городов Центрального и Центрально-Черноземного регионов, Урала и Северо-Запада страны более характерна представленность в населении низших классов (DE).

Таблица 10. Распределение социальных классов по экономико-географическим регионам России (% от представителей каждого класса)

Класс А
Высший
Класс B
Высший средний
Класс C1
Средний средний
Класс C2
Низший средний
Класс D
Низший
Класс E
Низший низший
Москва 22,217,317,913,412,48,5
С-Петербург6,56,38,47,17,36,7
Северо-Запад2,84,54,94,45,15,2
Центральный регион12,113,210,210,611,313,2
Центр.-чернозем. регион1,72,82,54,35,06,1
Северный Кавказ5,48,87,37,77,78,1
Волго-Вятка5,74,23,64,56,25,2
Поволжье 10,411,512,013,813,214,0
Урал 12,012,912,014,613,014,6
Западная Сибирь12,19,610,610,310,09,7
Восточная Сибирь5,15,15,35,25,25,2
Дальний Восток4,73,95,44,33,63,7

Каждый из социальных классов, выделенных при помощи адаптированной Стандартной социально-экономической классификации ESOMAR, обладает не только различиями в демографическом портрете и профессионально-должностном статусе, но и особенностями в стиле жизни и потребительских предпочтениях. Поскольку российские регионы существенно различаются по своему социально-экономическому развитию и природно-климатическим условиям, это обстоятельство накладывает существенный отпечаток не только на численность того или иного класса в регионе (рис. 11), но и на особенности их стиля жизни, ценностные ориентации и покупательское поведение.

Рисунок 11. Распределение социальных классов среди городского населения России и в Москве (%)

Таким образом, исследования, проведенные КОМКОН в 1999-2001 г.г. (более 100 тыс. респондентов), подтверждают:

  • международная стандартная социально-экономическая классификация применима для России;
    В современной России идет процесс формирования социальной структуры, характерной для постиндустриального общества. Этот процесс идет неравномерно в разных регионах страны на фоне усиления дифференциации доходов;международная классификация позволяет успешно сегментировать рынки и потребителей в России по единым с мировым сообществом основаниям.
  • международная классификация позволяет успешно сегментировать рынки и потребителей в России по единым с мировым сообществом основаниям;
  • адаптированная к российским условиям методика классификации позволяет получить не только количественные параметры различных классов в постперестрооечной России, но и сопоставить их социо-демографические характеристики в других странах Западной и Восточной Европы.
Петр Залесский

Читайте также

Белые пятна на черном бренде 1

Место под солнцем

Общество и реклама в России. Попытка анализа

Что век грядущий нам готовит? Россия на стыке рекламных эпох

Информационные войны как средство управления общественно-политическими процессами

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]