Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Размещай и властвуй

Весьма сложно определить даже приблизительную дату появления первого литературного product placement - рекламы, внедренной в текст произведения. К примеру, названия и/или восхваления известных мировых брендов и мест досуга петербургской элиты неоднократно упоминались уже в «Eвгении Oнегине».

Вряд ли классик получал какие-то гонорары от производителей швейцарских часов или французского шампанского. Но с большой долей вероятности мог рассчитывать на нужную реакцию современников, которые, безусловно, оценивали и принимали во внимание отзывы поэта. Для ХIX-го века этого было вполне достаточно. По сути, мало что изменилось за два века. Технология та же, разве что подходы стали чуть иными. Ювелирная компания Bulgari не так давно обратилась к популярной британской писательнице Фэй Велдон с предложением написать книгу, сюжет которой разворачивался бы исключительно вокруг бренда Bulgari. Задуманная как подарок для клиентов компании, книга «Связи Bulgari» вскоре, однако, стала продаваться во всех книжных магазинах Великобритании: писательница не пожалела усилий, чтобы сделать свое произведение доступным широкой общественности.

Product рlacement в книгах имеет ряд преимуществ перед стандартным размещением: во-первых, его отличает полное отсутствие у потребителя стандартных «рекламных фильтров» при восприятии информации о товаре. Во-вторых, популярный автор, сам являясь брендом, способен повысить интерес к скрыто продвигаемой им марке. В-третьих, нет стандартных минусов прямой рекламы: нельзя переключить, как рекламу на ТВ, нельзя пролистнуть, как рекламу в прессе. Особенностью этого вида размещения является то, что товар становится элементом литературной среды, естественно «вплетаясь» в ткань повествования. Поэтому отношение к этому источнику информации становится иным. Размещая информацию в книге, рекламодатель получает возможность очень подробно рассказать об отличиях товара, новинках ассортимента, планах без лимита во времени, как на ТВ. Читая книгу, человек создает в своем сознании свой «рекламный ролик» товара, доступный именно для его понимания и не раздражающий его. Последние два года наметилась одна из тенденций, влияющая на рост объемов продаваемых книг — создание зонтичных медиапродуктов на основе книжного контента.

Например, одновременно с выходом на телеэкраны сериалов «В круге первом» и «Золотой теленок» в продажу поступили издания произведений, оформленные кадрами из этих фильмов. При этом книги «к сериалам» выпускают сразу несколько издательств, но только одному из них канал предоставляет эксклюзивные права на использование видеоряда. А это ощутимое преимущество для издателя: единый с сериалом видеоряд увеличивает продажи на 15–20% по сравнению с другими изданиями. Во-первых, поскольку согласовывается оформление обложки и рекламных щитов, а во-вторых, иллюстративное оформление книги привязано к видеоматериалам, которые зритель-читатель постоянно видит в рекламе сериала. Поэтому уже сейчас ощущается конкуренция между издателями за эти права. И все зависит от того, какой издатель будет наиболее оперативно и качественно работать, потому что телеканал тоже заинтересован в таком кобрендовом продукте. Возможны варианты, когда книга, иллюстрированная кадрами из сериала, запускается раньше телевизионной версии, разогревая аудиторию.

С другой стороны, далеко не все издатели активно осваивают технологии РР в книгах. Многие считают, и не без оснований, что литературный РР может испортить весь продукт, да и рекламодатели пока еще не воспринимают книги как рекламоноситель. Не приживается РР в книгах, во всяком случае, не столь стремительно, как в кинофильмах, также и по причине высокой рентабельности издательского бизнеса. При хорошем проекте она превышает 100%. Конечно, есть нерентабельные и даже убыточные проекты, но при нормальном ведении бизнеса средняя рентабельность издателя — 60%. С одной стороны, это создает высокую норму доходности, с другой стороны, расслабляет: издатели не стремятся использовать дополнительные возможности получения прибыли.

В целом, литературный product placement — технология, которая проходит период становления. У этого метода явно есть будущее, хотя бы потому, что существует своя целевая аудитория. В большинстве случаев рекламными носителями выступают серии «женских» романов. Продвигаемая марка вставляется либо в название самой книги, либо просто в текст, а то и вовсе вокруг нее выстраивается вся сюжетная линия. Рекламируемым товаром даже можно назвать кого-либо из участников повествования. Поскольку к целевой аудитории подобного чтива относится преимущественно слой замужних домохозяек, то и диапазон торговых марок, размещаемых в качестве РР, соответствующий. От лекарственных препаратов до продуктов питания.

Уже сегодня оборот этого рынка составляет около $1 млн. Что неудивительно, поскольку лишь цена включения бренда в название книги уже обойдется в сумму от $20 до $80 тыс. Расценки на однократное упоминание марки в тексте будут колебаться от $2 до $10 тыс. На проведение своей «широкомасштабной» рекламной акции бренд может потратить порядка $50–100 тыс. Стоимость РР прямо пропорциональна «раскрученности» писателя. Наиболее дорогая реклама в книгах Дарьи Донцовой, выходящих миллионными тиражами — около $50 тыс. за пару упоминаний о торговой марке. Но есть и результат. Ее книга «Филе из Золотого петушка» подняла продажи «Петушков» на 15%, а фирма «Сибирский берег» после выхода «Принцессы на Кириешках» вообще получила полноценную рекламную кампанию своих сухариков — и сюжет книги, и ее название были построены с упоминанием данного продукта. Очередным творением Донцовой стала «Но-шпа на троих», причем, что характерно, скрытая реклама этого фармпрепарата прошла одновременно в трех книгах у разных авторов, то есть вслед за Донцовой этот спазмолитик, а также противоаллергический «Кларитин» и «Ксеникал» появились в последних книгах Поляковой и Устиновой. Не обходится и без казусов, особенно в случаях антирекламы, когда информация о торговой марке/услуге, проникает в художественное произведение без ведома ее владельцев. Примером такого незапланированного, хотя и бесплатного РР, явился один из эпизодов романа «Небо в рублях», где главная героиня жалуется на мошенничество сотрудников автосалона «Арманд» — одного из распространителей Peugeot в России. Понятно, что торговый партнер французского автопроизводителя не был польщен привлечением внимания к своему имиджу именно в подобном ракурсе и подал в суд исковое заявление о причинении ущерба своей деловой репутации.

Кстати, и многие читатели достаточно негативно относятся к подобной рекламе, считая ее излишне навязчивой. По их мнению, писатель не должен превращаться в копирайтера, работающего по брифу. Даже несмотря на то, что подобного рода произведения не более чем примитивное чтиво, чтобы занять время в транспорте — удобный формат с бессодержательным повествованием, который можно захлопнуть в любой момент без сожаления и открыть через пару дней без трепета. Или же такие книжки надо раздавать бесплатно, тем более, когда вместо легкого упоминания о продукте выходит чересчур топорная и примитивная реклама, как у той же Донцовой. Однако сами авторы, говоря о заказном использовании брендов, не согласны, что читателю навязывают рекламу за его собственные деньги — все же герои реальные живые люди, что-то едят и пьют, как и в реальности. Это верно, только все делать надо грамотно, чтобы неожиданно вклинившаяся в сюжет нудная болтовня на три страницы про какую-нибудь дамскую водку не раздражала читателей.

Несмотря на неоднозначную реакцию как потребителей (читателей), так и заинтересованных лиц (заказчиков и собственно писателей) на книжную рекламу, уже можно говорить о литературном product placement как о состоявшемся явлении с неплохими коммерческими перспективами, особенно если удастся соблюсти умеренность и сохранить уважение к своей целевой аудитории. Кстати, все вышесказанное подтверждается результатами последнего июньского омнибусного исследования отношения читателей к product placement в литературных произведениях, проведенного холдингом ROMIR Monitoring. Так, в рамках этого опроса его участников спрашивали о том, «...замечали ли они когда-либо в книгах упоминания названий различных товаров, торговых марок/брендов. Семь из десяти опрошенных (71%) ответили утвердительно. Каждый пятый респондент (19%) дал отрицательный ответ. Согласно полученным результатам, на РР в литературе несколько чаще обращают внимание женщины, нежели мужчины, что в целом совпадает с общей картиной восприятия традиционных видов рекламы. Замеченность РР в книгах несколько выше среди 25–34-летних участников опроса, среди респондентов с высоким уровнем дохода -категории потребителей, которые знают, обращают внимание и покупают брэндированные продукты. Респондентам, которые когда-либо замечали РР в литературных произведениях, был задан вопрос об отношении к этому виду рекламы. Ответы на него распределились следующим образом: почти 2/3 респондентов (61%) дали нейтральный ответ, сказав, что РР в книгах их не раздражает, но и не привлекает. Как правило, такой ответ давали респонденты старше 25 лет. Оценки молодежной аудитории (18–24 лет) с присущим этому возрасту юношеским максимализмом разделились: каждый пятый ответил «сильно раздражает», каждый четвертый сказал, что РР его «скорее привлекает». Женщины несколько чаще мужчин говорили о привлекательности РР в книгах как способе рекламы, что опять же подтверждает «правило» большей лояльности женщин к рекламе в целом.

Если сравнивать ответы респондентов о положительных либо отрицательных эмоциях, которые у них вызывает РР в литературе, то в целом положительных (в той или иной степени) оценок и эмоций было высказано несколько больше. Почти у двух третей (63%) респондентов часто или время от времени возникало желание попробовать товар, о котором говорилось в книге. Негативная реакция на РР в книгах часто или время от времени возникала у половины (54%) участников опроса. Оценки представителей различных социально-демографических групп очень близки к среднему показателю по выборке. Однако в вопросе возникновения желания попробовать продукт или узнать о нем больше под воздействием РР опять особую позицию высказали молодые читатели. Они втрое чаще (13%), чем выборка в целом (4%) говорили о том, что у них «очень часто» возникало желание попробовать рекламируемый товар, но вместе с тем они почти вдвое чаще (62%), чем выборка в целом (37%) давали противоположный ответ — «никогда».

Отношение к автору, который использовал РР в своей книге, у 3/4 респондентов (75%) не изменится. Каждый четвертый опрошенный (23%) сказал, что станет относиться к автору хуже. 2% участников опроса сказали, что будут лучше относиться к писателю, который разместил в тексте книги описание какого-либо бренда. Мужчины чаще женщин заявляли о том, что станут относиться хуже к писателю, уличенному в размещении РР. Молодые респонденты (18–24 лет) значительно чаще (11%), чем выборка в целом (2%), говорили о том, что их отношение к писателю улучшится. Вероятно, объяснением тому может служить не только юношеский максимализм, который молодые респонденты демонстрировали в ответах на предыдущие вопросы, но и жажда новаторства — они приветствуют все новое, необычное. Это объяснение подкрепляется и результатами ответов на вопрос об отказе от покупки книги, если в ее названии присутствует скрытая реклама. Молодые читатели чаще говорили твердое «нет, не откажусь» (84%), чем выборка в целом (74%). Мужчины (14%) значительно чаще женщин (6%) заявляли о готовности отказаться от покупки книги с РР в названии. В среднем от покупки книги, в названии которой упоминается какой-либо товарный знак, готовы отказаться 11% опрошенных».

Спонсорство

Одним из вариантов РР являются разные формы спонсорства. От простых, когда используются обычные заставки или показан логотип корпоративного/товарного бренда, до более интегрированных коммуникаций — демонстрации продукта и его потребительских свойств, устных объявлений ведущих, вручения подарков и призов. Иногда в обмен на спонсорский взнос удается очень удачно разместить прямую рекламу. Так, Evian в одном из лондонских предместий спонсировала реконструкцию открытого бассейна. В благодарность за участие в ремонте компании разрешили вмонтировать в дно бассейна подсвеченный логотип этой минеральной воды, который стал отчетливо виден с авиалайнеров, как заходящих на посадку, так и при вылете из аэропорта. В нашей стране у рекламодателей наиболее востребованными являются фильмы и сериалы (47% всех проектов), а также развлекательные и музыкальные программы (по 13%). Минимальная стоимость спонсорского пакета составляет примерно $5000, а максимальная может «зашкаливать» за несколько миллионов долларов. Например, генеральное спонсорство «Фабрики звезд» — проекта «Первого канала» — обходится рекламодателю в $2 млн. Примерно столько же стоит спонсорский проект на «СТС» «Кино в 21.00» — заставка перед началом программы и три заставки внутри фильма каждый день в течение года. Пятисекундная заставка перед сериалом «Секс в большом городе» на «НТВ» стоит $4000.

Основным плюсом спонсорства в отличие от обычной рекламы является «вовлеченность» бренда рекламодателя в сюжет программы, что помогает создавать нужный имидж марки. Кроме того, спонсорство — дополнительная возможность продвижения на телевидении тех товаров, прямая реклама которых запрещена. Показательным тому примером является спонсорский проект от Nemiroff, где производитель горилки финансирует трансляции боксерских поединков в обмен на демонстрацию своего логотипа.

Комментирует Руководитель пресс-службы компании Nemiroff в России Светлана Ментюкова:

«В России компания отказалась от спортивного спонсорства, летом 2006 года, после того, как вступил в силу новый закон «О рекламе», который запретил рекламу алкогольных зонтичных брендов. Сейчас Nemiroff продолжает спонсорство боксерских поединков, но только за рубежом, в Польше, Америке, других странах, поскольку, спонсорство позволяет охватить весьма широкую аудиторию: не только зрителей, которые будут смотреть телевизионную программу или присутствовать на мероприятии, но и читателей медиаресурсов, в которых будут рекламировать программу или событие. Более того, иногда спонсорство — единственная возможность достучаться до целевой аудитории. К примеру, с помощью этого инструмента можно успешно заявить о себе на рынках других стран. Так произошло в случае с Nemiroff, который в 2001 году вышел на рынок России и практически сразу начал спонсировать спортивные соревнования. Во-вторых, для некоторых спонсорство — возможность заявить о себе на тех рекламных площадках, где другие маркетинговые инструменты не работают, что компания и делала вплоть до 2006 года. Производители алкогольных напитков могли финансировать трансляции спортивных состязаний, в то время когда прямая реклама алкоголя уже была запрещена.

На сегодняшний момент спорт остается одним из самых эффективных средств продвижения товаров и услуг. Порядка 60–65 % всего рынка мирового спонсорства приходится на поддержку спортивных мероприятий. При точной оценке всех рисков и грамотном маркетинговом подходе, спонсорство дает лучший результат на единицу сложения по сравнению с прямой рекламой. К тому же скорость накопления охвата аудитории на определенном пороге у спонсорства значительно выше. Все эти преимущества также дают возможность рекламодателю громко заявить, в том числе, о выходе продукта на рынок. Это тот этап, когда не нужно создавать никакого отношения к бренду, поскольку оно может сформироваться только в процессе «знание плюс потребление». Спонсорский проект компании Nemiroff, которая стала постоянным спонсором трансляции боксерских поединков с самого начала своей деятельности на российском рынке в 2002 году, позволили компании заявить о себе широкой аудитории, ранее не знавшей о существовании ее продукта. Отчасти именно этот проект позволил брэнду Nemiroff стать в России широко известным. По данным TNS Gallup, только за первые полгода спонсорства боксерских поединков более четверти потребителей водки в России узнали марку Nemiroff».

А недостаточно хорошо известная российским потребителям косметика Bourjois, став спонсором популярного сериала «Секс в большом городе» на канале «НТВ», не только увеличила узнаваемость своей марки, но и смогла улучшить позитивные ассоциации с брендом, что, по всей вероятности, заключалось в расширении рыночной доли. Тем не менее, для многих компаний спонсорская процедура остается все еще способом формирования благоприятного имиджа, нежели вариантом позиционирования марки с целью завоевания потребительской лояльности. При этом следует помнить, что на создание стабильного положительного образа марки/компании нужен определенный запас времени. Однократное, пусть даже весьма яркое участие в каком-либо мероприятии, безусловно, привлечет внимание, но индикатором серьезности намерений фирмы, тем не менее, остается спонсорство на постоянной основе.

Имеет значение как умеренная эксплуатация спонсируемого объекта без навязчивого использования символики, так и правильный выбор этого объекта. Участие в откровенно коммерческих проектах, если они логично не обоснованы и не привязаны к основной деятельности спонсора, снижают доверие целевой аудитории, которая может сделать вполне обоснованный вывод о неразборчивости компании в связи с отсутствием у нее ясных стратегических целей. Либо о всеядности в плане извлечения выгоды любым способом и при каждом удобном случае. Что касается эффективности спонсорства, то, скорее всего, роль этой формы маркетинговых коммуникаций в увеличении товарооборота больше опосредованная, нежели прямая. То есть продавать помогает, но не отвечает за уровни продаж — это прерогатива коммерческих служб и вопрос профессионализма менеджеров компании. А спонсорская деятельность больше связана с привлечением внимания и с последующим удержанием интереса к бренду, то есть направлена на расширение числа лояльных потребителей в своем конкретном целевом сегменте.

Пионером в использовании интегрированного спонсорства в России является компания «Вимм-Билль-Данн»: одни инвестиции в проект «Последний герой» составили не менее $1,5 млн. Руководство рассматривало на тот момент различные варианты эскалации образа J7 и в итоге прибегло к спонсорству с целью перепозиционирования своего бренда. В результате, помимо увеличения знания марки до 99% и возросших продаж сока, опросы потребителей показали, что J7 ассоциируется с приключениями, свободой и здоровым образом жизни. В «Последнем герое-2» спонсорского участия «Вимм-Билль-Данн» уже не принимал, но во время его показа разместил на телевидении ролики J7, снятые по мотивам «Последнего героя-1». В результате этой интриги у потребителя создавалось впечатление, что компания также спонсирует и продолжение «эпопеи». Интересно, что «Последний герой-2» из-за большего количество спонсоров оказался для рекламодателей менее прибыльным проектом. И действительно, многие эксперты считают, что спонсорство теряет свой эффект, когда в программе участвуют несколько компаний. Оптимальный вариант, когда в одной передаче присутствует не более 3–5 спонсоров. Естественно, их интересы не должны пересекаться. Абсолютным лидером по числу спонсоров, более 130 участников, является «Квартирный вопрос», но и там стараются не допускать появления в программе спонсоров-конкурентов. А вот для Unilever спонсорство было призвано решать сложные, тонкие проблемы выстраивания долгосрочных отношений бренда с потребителем. Так, в случае с Calve (выступает спонсором программы «Кулинарный поединок» на «НТВ» с первых дней ее существования) компании не нужно было повышать узнаваемость бренда: в своей продуктовой категории он и так является ведущим. С помощью спонсорства просто хотели подчеркнуть, что Calve — это для тех, кто любит творческий подход в процессе приготовления пищи, а с помощью прямой рекламы достижение подобной цели маловероятно.

Тем не менее, несмотря на все усилия телеканалов и рекламных агентств, пытающихся убедить рекламодателей в целесообразности спонсорства, этот маркетинговый инструмент для российских компаний все еще остается не очень ясным, в том числе и в связи с невозможностью конкретной оценки эффективности спонсорского участия. Чтобы понять, стоит ли приступать к реализации спонсорского проекта или лучше ограничиться проверенной прямой рекламой, следует исходить из целей и задач рекламной кампании. Так, если производитель собирается заявить, что его продукт дешевле, чем у конкурента, целесообразнее воспользоваться размещением прямой рекламы, если же необходимо создать некий образ товара, то, по всей вероятности, следует выбрать спонсорство (см. таблицу).

Позитивные и негативные стороны спонсорского участия в телепроектах

ПреимуществаНедостатки
Рейтинг программы (а значит, и спонсорского проекта) выше рейтингов блоков прямой рекламыСпонсорство примерно в 1,5 раза дороже прямой рекламы
Возможность «вписаться» в эфир, не вызывая у телезрителей отторженияРекламодатель обычно не может полностью контролировать содержание спонсируемого проекта
Спонсорское участие исключает совместное появление брендов-конкурентов Эффект спонсорского участия одной компании может быть ограничен участием других спонсоров
Эффект от спонсорства более долгосрочныйСложно оценить эффективность из-за отсутствия постоянных исследований
Использование ведущих и участников программ в качестве референтной группы (эффект подражания)Существенные ограничения на спонсора накладывают формат и сценарий программы
Спонсорство – дополнительная возможность размещения при законодательных ограничениях на прямую рекламу продукта  

В том случае, если рекламодатель принял решение о спонсировании тех или иных мероприятий, ему следует юридически грамотно оформить спонсорский договор. В самом общем виде, в рамках структуры стандартного контракта, целесообразно тщательно проработать ряд особых условий с целью избежать «конфликта интересов» и максимально защитить обе стороны от нежелательной ответственности за нарушение прав и за причинение прочего возможного ущерба. Прежде всего, такие термины, как «генеральный, представляющий или официальный спонсор» не несут никакого правового смысла относительно спонсорского статуса, кроме того, который будет четко изложен в контракте. В зависимости от степени участия спонсорство может принимать разные формы — от взносов и отчислений до оплаты концертного зала/аренды отеля и вплоть до «покупки» самого события для показа на ТВ и/или на корпоративных презентациях. Далее, спонсор может быть как эксклюзивным представителем события/акции, так и единственным спонсором в категории и иметь право «вето» для других спонсоров, несовместимых с его имиджем. Поэтому в контракте должны быть конкретно определены рамки исключительности спонсора, а также указано, допускается ли отражение имен организаторов и официальных поставщиков.

Спонсор может заявить, что со спонсируемым мероприятием ассоциируется слишком много имен и названий, что снижает его ценность, и именно контракт может быть использован для установления того предела, в рамках которого спонсору придется делиться общественным благорасположением. В дополнение к этому в контракте должны быть оговорены механизмы устранения возможных «недоразумений» между спонсорами и постоянными рекламными агентами на месте проведения мероприятия или, что серьезнее, официальными поставщиками, которые существовали до события. Кстати, принятие мер предосторожности по недопущению одновременного спонсорства похожих конкурирующих мероприятий в одном месте или в одно время актуально и для организатора.

Также должны быть точно определены в контракте размер, количество, срок и расположение рекламных носителей и логотипов в местах проведения мероприятия. Затем требуется отрегулировать следующие вопросы:

  • существует ли примерная оценка и/или скидка за низкий рейтинг (в случае ТВ/радиорекламы);
  • имеет ли право спонсор использовать отснятый материал в дальнейших рекламных кампаниях;
  • при организации событийных мероприятий: позволено ли спонсору создавать отдельную VIP-зону для клиентов компании; рассчитывать на конкретное количество бесплатно предоставленных приглашений; на проведение личных съемок (фотоаппараты и непрофессиональные камеры) без последующей компенсации; поручать ведущему мероприятия упоминать имя спонсора везде, где возможно;
  • торговые права: кто получает доходы от продаж, и какая существует возможность для спонсора производить и продавать изделия с символикой мероприятия и своей торговой марки; распространять на мероприятии сувениры с логотипом и/или другими атрибутами собственного бренда.

Отдельного тщательного планирования требуют пункты, связанные с денежными обязательствами спонсора. Неплохим вариантом является поэтапная оплата за выполнение конкретных задач. В частности, это достигается с помощью так называемых «кредитных писем», обязывающих банк организации, выдающей такой документ, выплатить определенную сумму получателю платежа при предъявлении надлежащих документов. Например, кредитное письмо вступает в силу после того, как будет предъявлена публикация в прессе, в которой сообщается, что такое-то событие действительно имело место. Таким образом, спонсор уверен, что не платит, пока мероприятие не проведено (незначительный аванс допускается), а организатор, со своей стороны, обретает гарантии получения денег по окончании события. В этой ситуации он может даже смело занять необходимые ему средства для проведения акции/эвента под обеспечение кредитным письмом. Что касается прочих коммерческих рисков и возникновения возможных непредвиденных обстоятельств, то понятно, что лучше их страховать. Или же заранее распределить ответственность между всеми участниками, оговорив, к примеру, снижение денежного взноса спонсора в случае невыполнения организатором своих обязательств. Либо наоборот, предъявление обоснованных претензий к спонсору в виде штрафных санкций при нарушении им условий договора.

Сергей Пашутин

Читайте также

Вещи на экране: между пафосом и правдой

Быть или не быть? Секреты спонсорства

Каким быть product placement?

Оценка результатов в управлении спонсорством. Ч.2 1

Оценка результатов в управлении спонсорством. Ч.1

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]