Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Креативная турбина

PR-специалисты, работающие в российских энергетических компаниях, в своей деятельности вынуждены учитывать ряд аксиом:

  1. Момент спонтанного вспоминания о существовании энергетиков обычно является для нормального человека кризисным или негативно окрашенным. Про энергетиков вспоминают, когда током кого-то убило, телевизор выключился на самом интересном месте, дома батареи ни черта не греют или монополисты в очередной раз бессовестно повысили тарифы и т.д. То, что остальные 99,9% времени тысячи энергопрофессионалов вполне успешно управляют тысячами метров теплотрасс, десятками турбин, котлов и прочих ТП, ПГУ и ЛЭП, никого не интересует. Горит лампа — и пусть горит. И это правильно, потому что никто энергетиков цепью к ТЭЦ не приковывал, и они работают не за славу и людскую благодарность, а за деньги. Зачем нам нужно о них думать?
  2. Хотя тепловая и электрическая энергия с точки зрения ее производителей является таким же товаром, как колбаса, в сознании значительной части покупателей этого товара она выглядит скорее услугой или даже неотъемлемым правом человека в современной цивилизации вне зависимости от его платежной дисциплины и сложившихся условий. Значительная часть общества уверена в примате обязанности энергомонополиста обеспечивать энергетические потребности потребителя над обязанностью потребителя за это регулярно платить. Уверен, что не все читатели журнала оплачивают полученную энергию ежемесячно. То есть маленькому даются послабления в поведении, а большому — нет. «Отключили, сволочи!» или «Ураган — ураганом, а надо было предусмотреть!». Монополист несет больше обязанностей перед обществом потому, что он действительно монополист, и общество от него сильно зависит.

Одним из следствий названных аксиом является то, что для улучшения имиджа энергокомпаний недостаточно просто рассказывать о них и о важности и ответственности их работы. Массовой аудитории это не нужно и скучно. Массовая аудитория будет рада получить только полезные и интересные сведения, это давно известно в теории массовой коммуникации. Если у энергокомпании не хватает средств для настойчивой и массированной пропаганды своей важной роли в жизни общества, то она должна ориентироваться на запросы аудитории и распространять свою информацию в соответствии с этими запросами.

Полезные сведения распространяются через СМИ обычно легко: с нового года изменится тариф, завтра включат горячую воду, дивиденды по акциям РАО «ЕЭС России» составят Х рублей, а курс их уменьшился на … и т.д. А информацию не очень полезную для аудитории, но в восприятии которой заинтересована сама компания, проще распространять как интересную. Только так можно надеяться на то, что она будет расходиться без продавливания ее в СМИ денежным поршнем. Как известно, одним из способов красивой упаковки своих тезисов является привязка их к вечным ценностям культуры, искусства и истории. Многие российские энергокомпании успешно пользовались этим приемом в своей работе. В пресс-службе «Самараэнерго» с 2000 года начала работать под руководством И.М.Сурковой команда людей, которая применяла этот подход неоднократно. Костяк этой команды позже работал в «Средневолжской межрегиональной управляющей энергетической компании», а сейчас работает в «Волжской территориальной генерирующей компании», которая управляет электростанциями и тепловыми сетями в четырех регионах Поволжья и Южного Урала. Несколько кейсов из работы нашей команды, отмеченной дипломами профессиональных конкурсов «Серебряный лучник», «Белое крыло», «IPRA PRoba», «Большой круг» и «ПЕГАЗ» вошли в эту статью.


Кейс № 1. Запрячь динозавра

Летом 2003 года к генеральному директору «Средневолжской межрегиональной управляющей энергетической компании» Владимиру Аветисяну с просьбой о спонсорской помощи обратился Палеонтологический институт Российской Академии Наук. Ученым хотелось провести мониторинг палеонтологических памятников, расположенных на бескрайних просторах Самарской, Саратовской и Ульяновской областей. Дело в том, что стандартный палеонтологический памятник, где велика вероятность найти кости, зубы и прочие составные части доисторических животных представляет собой обычно овраг или поле. Если по такому памятнику ходят коровы, то особого ущерба ему нет, но если на его территории начинают строить коттеджи, тянуть газопроводы или его просто постоянно перепахивают, то палеонтологической науке это на пользу не идет. Теоретически «овражные памятники» еще с советских времен начало бдительно охранять государство, но на практике палеонтологи могут понять, что происходит с залежами ценных ископаемых, только если сами приедут на место и посмотрят, цел ли еще их заветный овраг. Денег на организацию многодневных вояжей, естественно, не хватает. Их и попросили у компании СМУЭК, которая тогда управляла «Самараэнерго», «Саратовэнерго» и «Ульяновскэнерго». Энергетики очень сочувствовали нуждам палеонтологической науки, однако помочь материально ученым не могли. В этот момент шли выборы в Думу и одной из модных тем кандидатов была борьба с завышенными энерготарифами. Более того, в указанных областях политиками были инициированы судебные дела о пересмотре тарифов. Какая уж в этих условиях спонсорская помощь? Если бы о ней стало известно, то это дало бы оппонентам энергетиков еще один аргумент для обвинения в завышении тарифов. «Жируют за счет потребителей! Даже на динозавров хватает, а с нас сколько дерут!» А между тем тарифы для «Самараэнерго», как и для других энергомонополистов, всегда устанавливал государственный регулирующий орган — Федеральная служба по тарифам. Политикам, естественно, эта информация была не интересна, да и в СМИ особого интереса данные сведения тоже не вызывали.

Однако и столь редких и потенциально-заметных свидетелей социальной ответственности энергетиков, как динозавры, терять было нельзя. В итоге отдел по связям с общественностью СМУЭК распространил по СМИ следующую информацию: палеонтологи обратились за помощью, но тарифы нам устанавливает государство. Что бы ни говорили нечистоплотные политиканы, но федеральные регулирующие организации жировать нам не дают, поэтому денег на спонсорство у нас нет. Но мы сочувствуем палеонтологам и сильно чувствуем свою социальную ответственность перед грядущими поколениями, поэтому придумали, как помочь. Наши специалисты, обслуживающие электрические сети, все равно регулярно осматривают ЛЭП на предмет сохранности. Вблизи палеонтологических памятников тоже есть ЛЭП, потому что ЛЭП есть везде, и ради блага потребителей мы их постоянно осматриваем и чиним. Поэтому пусть палеонтологи приезжают, а наши обходчики будут их брать с собой на своих служебных ГАЗиках. Высадят у необходимых оврагов с утра, а вечером на обратном пути заберут. А поскольку у сетевиков есть в степях и ремонтные базы, то и переночевать ученым найдется где. Естественно, такая информация прессе понравилась.

В ходе экспедиции была дана совместная с палеонтологами пресс-конференция, где они долго и прочувствованно благодарили за помощь СМУЭК, а энергетики сообщали, что берут шефство над наиболее ценными для науки оврагами и будут заезжать туда иногда для порядка и мониторинга. Если будет обнаружен непорядок, то энергетики пообещали сообщить о нем в Российскую Академию Наук. Нужно ли говорить, что такая акция оказалась значительно более интересной для СМИ, чем помощь очередному детскому дому, а бесплатные положительные публикации были обеспечены, равно как и трансляция основных тезисов о том, как энергетики ради потребителей заботятся о ЛЭП и насколько впритирку государство устанавливает им тарифы. Сюжеты об экспедиции были показаны РТР, НТВ, информацию публиковали и центральные, и региональные СМИ. К особому удовольствию организаторов этой палеонтологическо–энергетической экспедиции в одном из оврагов ученым удалось найти череп прежде неизвестного подвида лабиринтодонтов — двухметровой твари, напоминавшей своим видом гигантскую зубастую лягушку или довольно уродливого крокодила, пренебрегающего физическими нагрузками. Неизвестный ранее лабиринтодонт, живший 250 миллионов лет назад, получил название лабиринтодонт самарский, а появление у Самарской губернии собственного динозавра было еще одним аргументом, чтобы СМИ с большим энтузиазмом рассказывали об этой истории.

Кейс № 2. Кошка у батареи

Как уже было отмечено, об энергетиках вспоминают в основном, когда есть проблемы, а работники энергетических pr-подразделений постоянно ищут способы занимательно рассказать окружающим о том, как почетна, важна и ответственна работа энергетика. Одним из способов сделать это интересно и наглядно является обращение к истории. В этом случае мы можем, например, предложить человеку сравнить сегодняшнее его энергетическое снабжение не с эталоном идеального энергетического снабжения, существующего только в его фантазиях, а с эталоном того, как решали энергетические проблемы его предки. Батареи не слишком теплые, и коммунальные платежи кажутся высокими? Да вы заелись, господа! Вот вам интересная история о том, как в 1856 году самарцы в мороз пошли за дровами в лес, и их съел медведь. А вот еще одна душераздирающая история про пожары, сжегшие наш город и возникшие от отопительных печей. Вы дрова колоть умеете? А спасаться от отравления угарным газом? А пробовали гладить утюгом, набитым горячими углями? Понимаете теперь, что живем мы куда лучше, чем наши не очень далекие предки? То есть можно сравнивать сегодняшнее состояние энергетического окружения человека не с его представлением о том, каким оно могло бы быть и, возможно, будет в далеком будущем, а с тем, как оно все было и оставалось бы, если бы не труд и интеллект энергетиков.

Такой проект по выискиванию в старых газетах и архивах интересных энергоисторий реализовывался нашей командой в 2003– 2004 году. Но вот беда — газета с самой интересной историей живет лишь один день, а журнал лишь чуть дольше. Начальнику управления по связям с общественностью СМУЭК Ирине Сурковой пришла в голову идея, что нужно сделать рассказ о пути, пройденном человеком в борьбе за сегодняшнее энергетическое благоденствие не газетным, а бронзовым, и не однодневным, а долгоиграющим. Она придумала сделать скульптурную группу, состоящую из кошки и отопительной батареи как символов комфорта, создаваемого зимой энергетиками и системой централизованного теплоснабжения. Момент для начала создания скульптуры был очень удачным, потому что согласно историческим исследованиям, проведенным нами, отопительному радиатору исполнялось ровно 150 лет приблизительно в 2005– 2008 году. И уже было выяснено самое главное: родина батареи — Россия!!! (подробнее: журнал «Родина» № 1, 2007, В.Громов. Горячие коробки Сан-Галли)

Руководство самарской энергосистемы приняло «на ура» идею о праздновании юбилея батареи установкой памятника в честь изобретения этого полезного устройства. Однако после серии «мозговых штурмов» было решено, что кошка обязательно должна лежать не на батарее, а на подоконнике над ней, потому что при нормальном графике работы ТЭЦ и хорошо функционирующих коммунальных службах ни одна кошка, «будучи в здравом уме», не захочет обжигаться о горячий радиатор. Для исполнения идеи был привлечен скульптор Н.Куклев, который предлагал в качестве альтернативы рассмотреть еще и свой вариант памятника, состоящий из лабиринта труб и радиатора. В этом прочтении памятник должен был символизировать техническую сложность и масштабность отопительной системы современного города, но этот проект был признан на собрании руководства компании слишком технократичным.

Для того, чтобы памятник стал поистине народным, в помощь скульптору через самарские городские газеты проводился сбор фотографий городских мурок и мурзиков, греющихся у батарей. Лоббировали своих пушистых любимцев даже некоторые топ-менеджеры самой энергокомпании. Однако на основе присланных фото был создан все же собирательный образ кошки из бронзы. А прототипом батареи послужили действующие старинные отопительные радиаторы, найденные в ходе акции по поиску самых старых самарских батарей в здании Самарского художественного музея и датированные 1914–15 годами.

Место для установки скульптурной группы было выбрано на популярном пешеходном маршруте — на стене проходной Самарской ГРЭС. Эта станция может быть названа бабушкой поволжской энергетики, потому что была построена еще в 1900-м году. Интересно, что коллектив ГРЭС поучаствовал и в изготовлении памятника. Скульптор не успевал с установкой памятника к объявленной дате, поэтому «доводочные процедуры» производились в ночь перед открытием памятника в стенах станции ее работниками.

Открывали «кошку на батарее» 19 октября 2005 года персонажи «коммунальщика» и «энергетика». На церемонии присутствовали мэры нескольких поволжских городов, там же губернскому бомонду было объявлено о создании новой мощнейшей компании «Волжская ТГК».

Новость о появлении памятника батарее взбудоражила не только российские, но и зарубежные СМИ. О событии говорили ВВС, CNN и упоминалось даже на сайте студии Адриано Челентано. В мире развернулась целая дискуссия вокруг вопроса, где же впервые появился отопительный радиатор.

За прошедшие 3 года памятник стал «народным» — к нему даже водят экскурсии заезжих туристов. Сейчас облик бронзовой кошки сильно преобразился. Спонтанно появился обычай прикасаться к кошкиному носу. В результате десятки тысяч касаний так отполировали нос бронзовой кошки, что он ярко блестит на солнце.

Таким образом, Самара сегодня является единственным в мире городом, где есть памятник, посвященный изобретению отопительного радиатора, а энергетики получили вечного бронзового свидетеля, напоминающего о той работе, которую они ежедневно делают, чтобы нести комфорт в дома людей.

Кейс № 3. Любовь на ТЭЦ

Значительная доля традиционных энергетических материалов, публикуемых СМИ в зимнее время, заключается в освещении «порывов» и «недотопов». Зимой 2007 года тольяттинские СМИ муссировали в дополнение к ним еще и тему «о желании самарцев из ВоТГК получить контроль над тольяттинскими тепловыми сетями и установить в городе свои бесконтрольные монопольные грабительские тарифы». Объективно экономика города и кошельки потребителей только выигрывали бы, если бы теплотрассы передали бы в управление ВоТГК. Было даже посчитано, что из-за снижения тарифов тольяттинцы сэкономят около 300 млн. рублей в год. Но, естественно, не всегда забота о кошельках горожан руководит решениями местных политиков. В общем, материалы городских СМИ достаточно часто негативно рассказывали об энергетиках. В основном, вероятно, за деньги, конечно, но это не отменяло необходимости сделать акцию, хоть частично смещающую акцент интересов СМИ и горожан, показывающую, что в компании работают люди, которым Тольятти небезразличен. Сами электростанции представителям СМИ уже много раз показывали, в турбинный цех водили, и для того, чтобы в очередной раз зазвать их на ТЭЦ и показать, какие там хорошие работают люди и насколько важную делают работу, нужно было придумать что-то новое. Для решения этой проблемы сотрудник пресс-службы ВоТГК Эльвира Шелобкова предложила сделать городу оригинальный подарок ко дню святого Валентина.

Дело в том, что на территории Тольяттинской ТЭЦ находится скульптурная группа, посвященная влюбленной паре. Она была изготовлена для установки возле одного из тольяттинских ЗАГСов еще в советские времена на средства Тольяттинской ТЭЦ. Однако кто-то в горкоме, увидев заказанную и изготовленную скульптуру, счел, что женская фигура не соответствует образу советской женщины из-за своей излишней физической развитости. В результате неизвестный нам скульптурный цензор отменил решение об установке скульптуры у ЗАГСа. Влюбленные долго лежали на складе, откуда их выкрали охотники за цветным металлом, которые хотели распилить скульптуру и сдать для собственного обогащения. К счастью, правоохранительные органы нашли похищенный шедевр и, поскольку городу он не был нужен, его передали обратно на Тольяттинскую ТЭЦ. Руководство ТЭЦ сжалилось над «бездомными влюбленными» и приютило их на территории станции. Поскольку ТЭЦ является режимным объектом и обнесена высоким и неприступным забором, то большинство горожан не знало о существовании многострадальной скульптурной группы. Именно на этой истории и решено было построить акцию. Парам, подающим заявление на регистрацию брака в ЗАГС Центрального района г. Тольятти, предлагалось принять участие в церемонии помолвки и закладки своего семейного очага возле статуи влюбленных на территории Тольяттинской ТЭЦ, которая является как бы «супербольшим очагом» для семьи тольяттинцев. Для придания этому событию особой значимости активно подчеркивалось, что ТЭЦ — это закрытое стратегическое предприятие, очень важное для города, и просто так с улицы туда не попасть.

Пять пар было сагитировано, и в итоге «лишь один раз в год — в день святого Валентина» самый большой очаг Тольятти — Тольяттинская ТЭЦ открыла свои двери для молодых пар, планирующих в ближайшем будущем зарегистрировать свой брак. В ходе торжественной церемонии работник ЗАГСа официально объявлял молодых женихом и невестой, и в знак начала их совместных отношений помолвленные пары подбрасывали уголь в «семейный» очаг, который предварительно был разведен возле скульптуры. Руководство станции и районной администрации торжественно поздравляло пары с первым серьезным шагом в совместной жизни, вручались цветы и шампанское. Ну, а после торжественной церемонии молодые пары вместе со СМИ были приглашены на небольшую экскурсию в турбинный цех Тольяттинской ТЭЦ — к самому большому семейному очагу города. Естественно, что тема оригинального празднования дня святого Валентина заинтересовала тольяттинские и не только тольяттинские СМИ.

Кейс № 4. Металлолом — в подарок

1 июля 2008 года на Самарской ГРЭС при свидетельстве представителей самарских СМИ была торжественно остановлена одна из старейших турбин, действовавших в России до настоящего времени. Установка мощностью 6 МВт, выпущенная германским концерном AEG работала на благо самарцев с 1931 года. С 1953 года (когда были рассекречены данные по отрасли) и до времени останова турбина производства отработала 378 тысяч часов, и ее ротор за это время провернулся около 68 миллиардов раз.

Дальнейшая судьба всего ненужного энергетического оборудования — сдача в металлолом. Однако столь заслуженную турбину нашей пресс-службе терять было жалко. Директором Волжской ТГК в то время работал Василий Никонов, который согласился, что со сдачей металлолома можно чуть-чуть подождать, если мы найдем, как сохранить антикварный агрегат для истории в память о тех поколениях энергетиков, что работали на нем. Мы начали думать над тем, что с турбиной интересного можно сделать и чем она в дальнейшем может быть полезной компании. Одним из вариантов, лежащих на поверхности, была бы установка ее на постаменте на территории ГРЭС, но данное мероприятие было бы не намного более интересным для СМИ, чем переплавка столь заслуженного агрегата на металлолом. В самарские музеи пристроить 20-тонный агрегат тоже не было никакой возможности. В итоге автору статьи удалось связаться с Берлинским офисом AEG и рассказать немцам о том, какое надежное оборудование они делают. Герр Оттерполь — директор концерна AEG, по-прежнему производящего энергетическое оборудование, сразу же по достоинству оценил все перспективы совместного проекта. Уже через пару дней из концерна AEG пришло электронное письмо, в котором было написано, что если Волжская ТГК готова бесплатно расстаться с чудо-агрегатом, то AEG берет на себя все затраты по доставке его в Берлин. Более того, AEG уже договорилось, что самарской турбине будет подготовлено достойное место в Берлинском музее техники. «Мы были очень удивлены и обрадованы сообщением из Самары о том, что на Волге сохранился в рабочем состоянии столь раритетный образец нашей продукции. Это дает нам еще один повод гордиться ее высоким качеством. При этом мы благодарны русским энергетикам, которые эксплуатировали нашу турбину столь бережно, что она побила все рекорды долгожительства. Конечно, такая турбина должна быть сохранена для истории, и поэтому мы берем на себя все расходы по ее доставке из российской командировки в Берлинский технический музей», — подчеркнул генеральный директор AEG Генрих Вульф Оттерполь. «Турбина со столь интересной судьбой будет важным дополнением нашей коллекции. Думаю, что она будет вызывать большой интерес и у германских посетителей музея, и у русских туристов, которые будут приезжать в Берлин. Мы благодарны руководству Волжской ТГК за то, что они согласились безвозмездно передать нам этот ценный экспонат по истории развития энергетики», — вторил ему заместитель директора Берлинского технического музея Йозеф Хоппе.

Однако при дальнейшей разработке проекта на эту турбину, помимо тезиса о надежности германского энергетического оборудования и тезиса о высочайшей квалификации самарских энергетиков, которые смогли обеспечить работу турбины в три раза дольше установленного ей срока жизни, удалось навесить и еще один тезис. Дело в том, что в этот момент стратегический акционер Волжской ТГК — компания КЭС-Холдинг как раз утверждала для Волжской ТГК программу строительства новых энергомощностей. А вывод из эксплуатации старого оборудования — это прекрасный повод привлечь внимание прессы к планам по строительству нового оборудования.

В итоге торжественная церемония подписания договора о передаче турбины в Берлинский технический музей состоялась 26 августа на Самарской ГРЭС в присутствии президента КЭС-Холдинга Михаила Слободина, генерального директора Волжской ТГК Василия Никонова, генерального директора AEG Генриха Вульфа Оттерполя и, естественно, большого количества федеральных и региональных журналистов.

Спустя еще два месяца были оформлены все необходимые таможенные документы, и в присутствии прессы турбина начала путь возвращения из российской командировки. Через неделю агрегат благополучно доставили в музей, а когда его начнут демонстрировать публике, то это будет поводом для всех заинтересованных сторон вновь напомнить СМИ о своих тезисах.

Кейсы № 5 — 7. Арт-энерго

В XIX веке многие состоятельные люди заказывали живописцам свои портреты, а в веке XXI редкая крупная компания пройдет мимо темы «мы в искусстве». Порой дело ограничивается стихотворным искусством и конкурсом частушек про 10-летие открытия офиса в Н-ском регионе, порой — конкурсом детского рисунка на тему «Мой папа — нефтяник», иногда заказывается картина, изображающая фасад родного завода. Маслом, конечно. Естественно, что и энергетики так же ценят себя в искусстве и искусство в себе.

Поволжские энергетики не являются исключением: в 2003–м у нас был и конкурс детского рисунка «Философия энергии», и издание календаря и годового отчета с использованием полученного материала. В 2007 году проводилась нами и акция «ТЭЦ — территория искусства», в ходе которой 12 живописцев разных стилей посетили теплоцентраль и позже нарисовали ТЭЦ, как они ее видят. Отмечу, что неожиданно для нас оказалось, что посещение ТЭЦ иногда вызывает у живописцев даже эротические ассоциации. А в 2008-м, отмечая 75-летие централизованного теплоснабжения Самары, мы заказали художникам первую в Самаре объемную роспись на асфальте, изображающую вид сквозь асфальт на теплотрассу, обслуживаемую гномами. Конечно, можно было бы разместить пару рекламных щитов с праздничными лозунгами, но нам хотелось, чтобы люди сами фотографировались на фоне нашей рекламы на свои мобильные телефоны и рассылали ее друг другу посредством MMS. Жаль только, что из-за пыльности самарских улиц рисунок прожил совсем немного.

Но самым крупным и успешным проектом по использованию искусства в целях энергопиара являлся проходивший в течение трех лет арт-фестиваль «Праздник света», автором идеи которого является начальник отдела маркетинговых коммуникаций Волжской ТГК Ирина Стрижова.

Очевидно, что современная цивилизация не мыслит себя без использования электрической энергии. Электричество необходимо людям почти как воздух, но они воспринимают его присутствие как данность и не задумываются над всей трудоемкостью процесса выработки электроэнергии. Самым зримым символом полезной работы электричества является электрический свет, о сложности процесса «рождения» которого лучше всех знают энергетики. Рассказать об этом по-настоящему эмоционально, доступно и интересно нам помогает арт-фестиваль, задача которого не в объяснении устройства ТЭЦ и ЛЭП, а в метафорическом рассказе о рукотворном чуде энергии.

«Праздник света» представляет собой межрегиональный конкурс арт-проектов с обязательным использованием электрического света в качестве одного из художественных инструментов. Идеи арт-проектов могут исходить от любого творческого человека из регионов, входящих в сферу влияния Волжской ТГК. Принятые заявки рассматриваются на совете предприятий-спонсоров, и каждый из них выбирает себе какой-то один проект для исполнения и поддержки. Причем поддержка бывает не только финансовой. Например, компания СВГК помогала выбранным авторам сваривать необходимую для изготовления арт-объекта конструкцию из труб и т.д.


При этом очевидно, что желающих вложить свои деньги в общую братскую могилу праздника в обмен на малозаметный логотип на его афише не очень много, поэтому Волжская ТГК взяла на себя все финансирование инфраструктурных затрат на проведение фестиваля. Предприятия-спонсоры поддерживают только тот проект, который они выбрали сами и фактически выступают соавтором будущего арт-объекта. Таким образом, результаты деятельности каждого спонсора очевидны и ему, и посетителям фестиваля, и СМИ. «Видишь, сынок, эту светящуюся штуковину? Ее помог сделать не барон Клейнмихель, а наш банк».

Все изготовленные арт-объекты предъявляются августовскими или сентябрьскими ночами широкой публике в каком-либо из городских парков, где зрители определяют победителя фестиваля своим голосованием. Гран-при победителю — поездку на фестиваль света в Лион (Франция) также оплачивает Волжская ТГК.

Поскольку ночными праздниками наш регион не избалован, на фестиваль приходили тысячи самарцев, тольяттинцев, саратовцев, жителей Оренбурга, Ульяновска и Энгельса. Естественно, что вход на фестиваль всегда был бесплатным. Прозрачная схема финансирования фестиваля и обеспечение хорошего информационного повода для внимания СМИ помогли в разные годы привлечь для его поддержки 59 предприятий. Причем далеко не все из спонсоров работали в энергетической сфере. Были и банки, нефтехимики, строители, авиаперевозчики, представители инженерных фирм и т.д. А поскольку фестиваль позиционировался как подарок городу, то в каждом из регионов организационную помощь оказали и местные власти. И нужно сказать, что спонсорские вложения в фестиваль окупились вполне. Во-первых, огромное количество людей прочитало информацию о предприятиях-благотворителях на самом фестивале в непосредственной близости от спонсировавшихся объектов. Во-вторых, общее количество бесплатных сюжетов и публикаций о «Празднике света» в региональных и федеральных СМИ составило более 600 материалов, и в значительной части из них упоминали не только авторов, но и спонсоров проектов. Естественно, не осталась в тени и компания-инициатор праздника — Волжская ТГК, цель которой и заключалась в демонстрировании своей социальной ответственности и нестандартном привлечении внимания к своей роли в жизни общества.

Владимир Громов

Читайте также

Бренд - на карту! 3

Белые пятна на черном бренде 1

Место под солнцем

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]