Jump to content

Введите пароль или зарегистрируйтесь

Авторизация
Ваш логин:У меня нет логина!Ваш пароль:Я забыл пароль!

Дизайн как информационный ресурс

Давняя дискуссия о взаимоотношении формы и содержания сегодня решается вполне однозначно, по крайней мере, в том, что касается дизайна. Продолжая известную мысль М. Мак-Люэна «The medium is the message» (средство есть сообщение), можно с тем же правом сказать: «Дизайн есть сообщение». Причем значительная и самая важная часть информации, которую несет дизайнерское решение, не может быть передана никаким другим путем. Ведь передаются базовые установки сознания, основные приемы мышления и психической адаптации, определяющие контакт с реальностью и лежащие в основе глобальной Картины мира. Обратимся к мнениям практиков.

Графические приемы, связанные с цифровыми компьютерными технологиями, создают «новую реальность», парадоксальную и алогичную, не соответствующую повседневному опыту - считает известный специалист в области журнального дизайна В.А. Крючков («Графические приемы в журнальном дизайне и «новая реальность» как результат их применения»). «Мистификационые эффекты электронного дизайна являются основным стимулом и основой создания удивительного мира - современной псевдореальности». Этот же факт отмечает художник-мультипликатор, много лет посвятивший компьютерной анимации, А.М. Орлов. По его мнению, для цифровой мультипликации характерна особая, «трансцендентная эстетика», покоящаяся на обострении законов обыденного мира и их нарушениях» (А.М. Орлов «Духи компьютерной анимации»). Выразительные приемы и эффекты компьютерной анимации нарушают представление о субстанциальности, непроницаемости и «сплошности» физических тел: персонажи и вещи в мультфильме могут приобретать текучесть, собираться из фрагментов и рассыпаться, становиться прозрачными, проходить друг через друга, исчезать и появляться. Значение всех этих превращений трудно переоценить, если вспомнить, что, например, Иммануил Кант рассматривал непрерывность и субстанциальность в качестве фундаментальных основ мира и базовых категорий мышления. А современные психологические исследования показали, что соответствующие представления (о субстанциальности и непрерывности) обнаруживаются у младенцев уже в возрасте 3 месяцев (то есть формируются очень рано или вообще являются врожденными) (Сергиенко Е.А. «Когнитивная репрезентация в раннем онтогенезе человека»).

Настоящий фурор приемы компьютерной графики произвели, когда стали использоваться для трансформации реалистических изображений: в фотографии и, особенно, в художественных фильмах и видеороликах. Сегодня подростки ходят в кинотеатр, как правило, для того, чтобы на большом экране посмотреть компьютерные эффекты. Самый заурядный по идеям и замыслу фильм получает восторженную оценку, если в нем эффектно используется компьютерная графика. Можно ли назвать это увлечение просто модой, праздным любопытством? Нет. Это подготовка мышления к встрече с той реальностью, которая до сих пор была недоступна мышлению.

Физики уже давно столкнулись с необходимостью изменения основных аксиом нашей модели мира. Квантовая механика поставила под сомнение категории локальности (субстанциальности), детерминизма (причинности) и даже непрерывности. Так, например, в нарушение принципа субстанциальности элементарная частица соединяет в себе взаимоисключающие свойства дискретной частицы и волны. Она присутствует одновременно в разных точках пространства («проходит через две щели»), и движение ее ничем не детерминировано (так называемая «свобода воли» электрона). «Волновую функцию нельзя понять - к ней можно только привыкнуть», - сказал великий математик Ландау. И наше мышление до сих пор не приспособлено для восприятия такой реальности.

Не меньшие потрясения ожидают сферу гуманитарного и социального знания. Резко меняется представление человека о себе, о социальных законах и правилах. Трансформируется категориальный аппарат мышления и современной науки. Появляются «сквозные» категории и понятия (нелокальность, фрактал, стохастичность, структуры хаоса, синергетика и др.), схватывающие единым стержнем самые отдаленные области знания.

Исследователи фиксируют появление нового типа мышления, получившего названия сетевого и Net-мышления (см., напр.: Пронин Е.И., Пронин Е Е. «Антиномия-2000 (Net-мышление как публичная субъективность и как массовая установка)»; Аршинов В.И., Данилов Ю.А., Тарасенко В.В. «Методология сетевого мышления: феномен самоорганизации. 2000. Сеть Интернет»). В отличие от рационалистическо го логического мышления, которому свойственна жесткая последовательность, непротиворечивость и возможность работать только с одним каналом информации в каждый момент времени (поскольку обработка информации только последовательна), Net-мышление представляет собой нелинейный процесс отбора и синтеза информации в условиях сенсорной полимодальности и коммуникативной мультимедийности, когда все каналы функционируют одновременно и на предельной мощности. И поскольку быстродействие и емкость передающих и обрабатывающих информацию устройств постоянно растет, интенсифицируется и процесс формирования Net-мышления. Главной особенностью Net-мышления становится опора на бессознательную самоорганизацию мышления, активное использование случайных стохастических процессов, делающих возможной параллельную (одновременную, синхронную) обработку информации с разных каналов.

Необходимость установления связей между различными областями знания и разрозненными фактами реальности возрождает базальные механизмы синкретического мышления: трансдукцию (переход от частного к частному, минуя общее), сопричастность (представление о всеобщей мистической связи), партиципацию (веру в возможность передачи свойств от предмета к предмету путем уподобления, заражения, соприкосновения и т.д.), артифициализм (убежденность в искусственном происхождении всех явлений, как созданных людьми, героями или богами). Эти свойства обеспечивали переработку информации на основе архаического восприятия всеобщей связи и взаимопроникновения. Сегодня они становятся ресурсом нового формирующегося мышления, ищущего возможности ускорения. «Уплотнение» информационного потока (увеличение количества информации в единицу времени) приводит к уплотнению и сжатию самой информации подобно старинной технике фотографии, когда на одну и ту же пластинку - дагерротип - фотографировались все члены семьи, и в результате на фото запечатлевались только повторяющиеся характерные черты фамильного сходства, а индивидуальные особенности сглаживались. С другой стороны, «уплотнение» подобно архаическому воображению часто объединяет в едином образе диаметрально противоположные, но взаимодополняющие черты разных объектов: разум человека и буйный нрав коня (кентавр), силу льва и вездесущность птицы (грифон). Как сглаживание, так и заострение различий - в равной мере приводят к выделению наиболее значимой информации, минуя сложные процедуры обоснования. Это первичный уровень обработки информации, который можно сопоставить с обнаруженными Фрейдом явлениями «сгущения» в сновидении, столь характерными для работы бессознательного. Результат такого сжатия информации в принципе уже пригоден для принятия решения и осуществления целенаправленной деятельности, но может служить отправной точкой для дальнейшего рационального анализа «линейным» способом.

Дизайнерское решение, стиль презентации информации точно также является и начальной формой обработки информации, и вполне самодостаточным символом, способным детерминировать поведение и мышление потребителя. Визуальные образы, предлагаемые дизайнерами и криэйторами, как раз и возникают на основе сжатия информации посредством сгущения, взаимоуподобления, сглаживания и заострения. Так, например, для рекламы радиостанции 107 FM в свое время использовался символ: красивая морская раковина (из тех, которые прикладывают к уху, чтобы услышать шум моря) с выходящей из нее антенной радиоприемника. В рекламе финансовой группы «Русский стандарт» изысканный силуэт девушки с удлиненной талией неожиданно повторяет форму балалайки, которая помещена на следующей странице с подписью «Стандарт по-русски». Перекличка образов, устанавливающая тождество объектов, использована в рекламе пива Beck's, где в вечерних безоблачных сумерках на фоне башен-Близнецов, сверкающих зеленоватыми электрическими огнями, по заливу проплывает двухмачтовый парусник с такими же зеленоватыми многоярусными парусами, таинственно подсвеченными ночными фонарями на мачтах. Для довершения сходства и парусник, и одна из башен венчаются сигнальной мачтой с красным огоньком наверху... Возможно, эта деталь и послужила толчком для кристаллизации художественного образа, явилась своеобразной подсказкой воображению.

В результате действия механизмов сгущения и взаимоуподобления удачное дизайнерское решение всегда несет нечто большее, чем сам презентируемый объект: будь то жилое пространство, товар, текст или что-то другое. Это дополнительное содержание, которое проглядывает за основным, манифестируемым, не всегда осознается и самим дизайнером, который просто стремится к «хорошей форме». Как правило, оно не осознается и зрителем. Тем не менее это «необязательное» содержание может значительно превосходить по значимости «основное». Оно синхронизирует наши мысли и чувства, организует мышление, визуализирует ценности и, наконец, определяет способ восприятия реальности, когда новые ракурсы и новые приемы изображения в буквальном смысле заставляют видеть мир по-новому.

Хотя эти механизмы метафорического мышления существовали всегда, именно сегодня они могут быть предельно полно воплощены. Цифровые технологии допускают любые, самые невероятные и фантастические превращения и взаимопереходы объектов. Даже такие, которые трудно было представить себе наглядно раньше. Как выяснилось, нервная система допускает не все преобразования. Даже надев анизейконические очки, превращающие выпуклые предметы в вогнутые и наоборот, невозможно увидеть живое человеческое лицо вогнутым (Величковский Б.М., Зинченко В.П., Лурия А.Р. «Психология восприятия»), маску - можно. Зрительная система «показывает» нам лицо правильно, преодолевая все физические законы преломления лучей, оптическое отображение на сетчатке и т.д. Нервная система сопротивляется «невозможному». Но бесстрастный компьютер позволяет увидеть что угодно каким угодно в режиме реального времени. И вот в знаменитых кадрах «Терминатора-2» мы видим человека, растекающегося как ртуть и вновь «конденсирующегося» из лужиц и капель жидкого металла, и при этом ни на минуту не прекращающего разнообразных манипуляций: езду на мотоцикле, бег, стрельбу, жестикулирование и т.д. Толпы людей ходили смотреть этот фильм в кинотеатры, миллионы не могли оторваться от своих телевизоров. И что же так неотразимо влекло каждого? Гораздо большее, чем героическая романтика футуристических фантазий и большее, чем просто любопытство. Мир утрачивал форму и субстанциальность, становился текучим и проницаемым, не теряя видимой материальности и реалистичности! В этом и была единственная, новая и абсолютно сенсационная информация. Информация, которая не утратила своего значения и по сей день, если судить по рекордным кассовым сборам фильмов, где используются компьютерная графика и спецэффекты.

В значительной степени благодаря современному дизайну наше обучение новым формам восприятия реальности движется семимильными шагами. И без этих «легкомысленных» увлечений мы вряд ли будем способны воспринять физику и вообще науку ближайшего будущего. Мы даже вряд ли будем способны просто жить в условиях высоких технологий и понимать друг друга, ведь меняется не только физический, но и социальный мир, меняется человек.

Силуэты башен-Близнецов, представившиеся художнику двухмачтовой каравеллой, плывущей в безбрежном небе, вдохновляли многих и многих. Близнецы стали символом технологичности, благосостояния, успеха и веры в себя - воплощенным порывом к заоблачным высям. Вырываясь из плотной массы других зданий и небоскребов, башни неожиданно изменяли перспективу. «В полный рост» их можно было увидеть только с большого расстояния, и в этом ракурсе, с учетом нового угла зрения город казался полным воздуха и неба. Огромные небоскребы у подножия башен становились соразмерными и уютными, напоминая о доме и тепле. А башни-Близнецы возносились ввысь как всепобеждающая мечта и смелость осуществлять задуманное. Так или как-то иначе, но каждый ощущал глубинный символический смысл этого произведения архитектуры и дизайна современного города. Удар террористов по башням 11 сентября помимо всего прочего был «сакральным» актом уничтожения символа современной цивилизации, попыткой разрушить дух человека техногенной культуры, разбив его отражение.

Жуткий террористический акт был рассчитан но то, чтобы вызвать ментальное потрясение человечества. Удар был нацелен не куда-нибудь, а в символ цивилизации. И потрясение было. С потрясающей ясностью открылись масштабы и характер притязаний этой, лишенной каких-либо признаков гуманности, неожиданно окрысившейся «воли к архаической дикости»: базальная враждебность, абсолютная жестокость, изощренная хитрость, первобытный фетишизм, использование человеческих жертвоприношений (исполнители - смертники) и т.д. Это уровень доправовых и даже донравственных, биологических в сущности форм психической жизни. Опасные попытки реанимации дочеловеческих инстинктов лежат даже глубже, чем различие в идеологии, традициях, культуре, и, возможно, они сильнее, чем явные претензии на мировое господство. Это реакция незрелой психики, следствие глубоко укоренившегося чувства неполноценности, враждебности к тому, что недоступно пониманию, наконец, обнаружение психической и интеллектуальной неконкурентоспособности... Стремление отказаться от всякой цивилизации, вернуться к первобытному деиндивидуализированному состоянию - извечный соблазн для тех, кто не может достигнуть успеха по социальным правилам. Как неудачливый игрок в ярости опрокидывает шахматную доску и накидывается на соперника, как ребенок ломает игрушки, которые «не слушаются», так люди, имеющие желание, но не имеющие способностей «получить все и сразу», отдают свое сознание в распоряжение идеологов, становятся истовыми сторонниками фанатических сект и добровольными смертниками.

Никакие аналитические исследования, экономические и политические выкладки не сказали бы больше того, что непосредственно открывается зрителям в едином визуальном образе: небоскреб и летящий на него современный лайнер, направляемый рукой безличного фанатика.

Информационный ресурс дизайна и вообще символотворчества огромен, и, по-видимому, жизнь общества все в большей степени будет зависеть от того, насколько мы способны «читать» столь сжатые и емкие тексты.

Елена Пронина

Читайте также

Дизайн-попадание 1

Визуальный скальпель

Грамотный угон. Разглядывая принт 1

Арсенал визуальных парадоксов

Французы в семейных трусах. Хорватская реклама

Еще статьи по теме ...

Комментарий

Новое сообщение

Проверочный код 

Рассылка



Проверочный код
_SECURITY_CODE 

настройка / отписаться ]

Я худела с http://pohudet-legko.ru/ с форумом о похудении. .